МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Вторник, 20 Ноября 2018 17:06

Царство бродячих собак

2978
28 февраля 2012 г. 15:23
Павел Пряников

  Города стран Третьего мира от Первого отличает не только пропасть между показушной роскошью жизни нуворишей и бытием обычного населения, но и такой фактор, как стаи бродячих псов на улицах городов. В России бродячие собаки являются непременным атрибутом любого населенного пункта. В США, кстати, беспризорные собаки живут только на территории индейских резерваций, за их пределами они уничтожаются.

  Точной оценки численности собачьего племени, вольготно чувствующего себя в гуманной в этой сфере России, не существует. К примеру, в Москве за последние 20 лет не было проведено ни одного научного исследования о примерной численности поголовья бродячих собак, а существующие оценки варьируют от 20 до 100 тысяч псов. С 2001 года уничтожение бездомных собак в Москве запрещено согласно «Регламенту по отлову, транспортировке, стерилизации, содержанию, учету и регистрации безнадзорных и бродячих кошек и собак в г. Москве», утвержденному Юрием Лужковым. Известно, что в 2010 году было отловлено 13,6 тысяч беспризорных собак, а всего московские приюты для бездомных собак имеют «вместимость» до 12,5 тысяч голов (по другим данным – до 25 тысяч). Пойманных собак стерилизуют, а затем либо пристраивают в семьи, либо выпускают обратно в «естественную среду обитания», то есть, на городские улицы.

Программа такого отлова и стерилизации собак в Москве действует уже порядка 10 лет, однако никаких результатов она не дала. Зато ежегодно только на содержание приютов в городе расходуется до 750 миллионов рублей, а общие затраты городской казны на беспризорных собак доходят до 3 миллиардов рублей в год. Количество нападений бродячих собак на людей варьирует примерно на одном и том же уровне – в 2008 году ими было покусано, по даннымРоспотребнадзора по Москве, 16 336 человек, а в 2009 году – 13 728 человек (в 2001-2007 годах оно находилось на уровне 13-19 тысяч).

Во втором по величине городе России – Санкт-Петербурге, как и следовало ожидать, также неизвестно, сколько обитает бродячих псов. Оценки варьируют от 7 до 10 тысяч голов, однако если ориентироваться на количество укусов, то их популяция всего в 2 раза меньше, чем московская – ежегодно в городе регистрируется от 10 до 14 тысяч укусов животных, из которых 55-60% приходится на бездомных собак.

Самара считается царством бродячих собак в Поволжье. Ее отличие от Москвы в том, что в городе все же проводится оценочный мониторинг численности блохастых горожан, и цифры варьируют от 14 до 18 тысяч животных (то есть, 1 собака на 65-75 жителей).  При этом ежегодно бездомные собаки кусают до 3 с небольшим тысяч горожан (еще около 2,5-3 тысяч покусов приходится на домашних животных). Таким образом, 1 зарегистрированный укус приходится примерно на 5 бездомных животных. Практика стерилизации бродячих животных в этом городе, как и следовало ожидать, никаких плодов не принесла.

Нижний Новгород и прилегающие районы области населены стаей, чья численность оценочно колеблется от 8-10 до 25-35 тысяч голов. В 2011 году в городе официально было выловлено до 6 тысяч бездомных собак, но на общую ситуацию это практически не повлияло. Точное количество укусов в городе также не регистрируется, оценочно речь может идти о 20 тысячах случаев. Таким образом, количество бездомных собак в этом городе в два раза, минимум, превышает показатели Самары – 55-60% укусов, если верить общероссийским и московским данным, приходятся именно на бродячих животных – поэтому их там живет около 25-30 тысяч голов.



Чем больше в российском городе помоек, чем больше в нем автохтонов, «сердобольно» подкармливающих бродячих животных (кстати, иногда и электрика убивает током), тем выше их численность и, как следствие, выше количество их жертв. Примечательно, что бродячие собаки в России являются уникальным методом невротизации и запугивания низших сословий городского населения. Абсолютное большинство своих нападений собаки совершают, как показывает статистика, на самых слабых и беззащитных: женщин, детей, стариков, реже – на одиноких и невооруженных мужчин.

К примеру, в Перми за первое полугодие 2009 года в больницы с жалобами на укусы бродячих собак обратилось 950 человек, из которых свыше 200 – дети до 14 лет.  Официальная численность собак в городе не установлена, в 2011 году коммунальные службы отловили до 2300 бесхозных животных, однако, судя по мнениям жителей города, никакого влияния на общую ситуацию это неоказало. По всей видимости, в городе обитает также около 20-30 тысяч бездомных животных.




Казань. В татарской столице обитает до 8-14 тысяч собак, при этом официально в год отлавливается до 8 тысяч животных, они стерилизуются и затем, как все уже догадались, выпускаются «в привычную среду обитания». Официальное количество зарегистрированных укусов бродячими собаками в Казани относительно невелико (по российским меркам) – 2600 случаев. К примеру, в более скромной по населению Пензе в 2010 году было зарегистрировано под 1900 случаев укусов людей бродячими собаками.

В этом году власти Горно-Алтайска намерены полностью избавить город от бродячих псов, заказав уничтожение более 1600 собак. В прошлом году бродячие собаки искусали в городе 203 человека (из них – 52 дети), их ориентировочная численность в городе составляет исходя из этого показателя (1 укус на 4-5 собак) – до 800 – 1000 голов (то есть, опять же 65-75 человек на 1 бродячую собаку).

В середине 2000-х годов в Омске сложилась весьма тяжелая ситуация с бродячими псами. Их численность постоянно росла, а агрессивные экофашисты даже избивали работников коммунальных служб, которые пытались отловить собак. И лишь после череды чудовищных трагедий, когда бездомные собаки нападали на детей (ряд случаев закончился летальным исходом), власти города приняли решение об отлове и усыплении четвероногих россиян. В текущем году планируется выловить до 5 тысяч собак.

Тем не менее, необъявленная война в России продолжается. Людей убивают и калечат как бездомные собаки, так и домашние, прежде всего, бойцовых пород, содержание которых в нашей стране ничем не регламентируется:

В Новочеркасске 5 немецких овчарок насмерть загрызли 7-летнего ребенка. Обезображенное тело мальчика нашли только через несколько часов. В Красноярске стая бездомных собак напала на детей. 10-летний мальчик находится в тяжелом состоянии. Врачи делают все возможное, чтоб сохранить ему зрение. В Воронеже породистая собака покусала несколько человек. 5-летней девочке наложили 18 швов на лицо.

Третий месяц в поселке Красный Кут Саратовской области обсуждают страшную новость – бродячие собаки буквально на части разорвали пожилого мужчину. Теперь стая агрессивных псов держит в страхе всю округу. Местные чиновники о проблеме знают, но сделать ничего не могут. Нарушать собачьи права им нельзя.

«А куда отправлять этих собак? Уничтожать – это грубейшее нарушение, их нельзя травить, потому что они мучаются. Отстреливать их тоже нельзя», – недоумевает глава администрации г. Красный Кут Игорь Полывянный.
 




В чем же причина такого положения дел? Помимо бескультурья и безответственности автохтонов, большую деструктивную роль играет государство. Ведь на страже интересов городских волков в России твердо стоят не только экофашисты ( в их число входят многие известные личности, вроде Леонида Ярмольника, Константина Хабенского, Евгения Миронова, Андрея Макаревича и другие), но и государственные органы. Так, с конца 90-х годов прошлого века в России реализуется британская концепция сохранения в городских условиях «присущих ей видов животных». В Москве эту концепцию сформулировали специалисты Института проблем экологии и эволюции РАН: бродячие собаки и кошки считаются неотъемлемым звеном городской экосистемы столицы Российской Федерации.

Так Россия, а также Украина, Казахстан и другие государства Остмарка (зак исключением Прибалтики, где в начале 90-х годов в Риге и Таллине популяции бродячих собак безвозвратно исчезли) стали полигоном отработки невиданного нигде в цивилизованном мире механизма регулирования численности бродячих животных путем их отлова, стерилизации (а часто – вообще без какого-либо регулирования). Как показала российская, прежде всего, московская практика в 2001-2009 годах, стерилизация никаким образом не повлияла ни на численность четвероногих россиян, ни на уменьшение вреда, который они наносят. Более того, статистика четко зафиксировала рост числа нападений бездомных собак на людей с 1991 года почти в 2,5 раза (по Москве):



Высокопоставленные покровители городских волков (большинство зоофашистов не в курсе даже, что популяция бродячих собак уже давно развивается сама по себе и это полудикие звери) не унимались. В 2004 году Игорь Моисеев, Михаил Ульянов, Юрий Яковлев, Лев Лещенко, Владимир Винокур, Константин Райкин и другие деятели российской культуры и искусства – всего числом до 40 человек обратились с письмом к тогдашнему мэру Москву Юрию Лужкову, в котором писали буквально следующее:

«Выражаем обеспокоенность истерией, подогреваемой несколькими малокомпетентными зоозащитниками, призывающими спасти природу путем уничтожения безнадзорных собак, составляющих ее часть«. В письме великие гуманисты поблагодарили Лужкова за то, что «наш город от насилия в отношении животных, оказавшихся по вине человека на улице, перейдя, как и все цивилизованные страны, к их стерилизации«. Спрашивать деятелей культуры и искусства о том, в каких же странах проблему безнадзорных животных решают с помощью исключительно  «стерилизации», думаю, бесполезно. Ни одной такой страны в мире нет.

Тем не менее, на это, а также программу строительства собачьих приютов, где реализуется невиданная нигде в мире концепция пожизненного содержания собак (для части животных, во всяком случае), выделялись сотни миллионов рублей. К примеру, только в 2009 году московское правительство выделило только на строительство и содержание собачьих приютов в столице до 900 миллионов рублей. На содержание одной собаки в таком приюте в день полагалось до 176 рублей. В целом же, на бродячих собак в Москве в 2009-2010 годах расходовалось до 3 миллиардов рублей.

Не удивительно, что такие финансовые потоки выгодны чиновниками: чем больше в городе бродячих псов, тем выше  расходы на их содержание. Если даже выловить всю собачью популяцию в одной только Москве и поместить ее в приюты (а это, минимум, 40-50 тысяч животных), то в сутки одни затраты на их содержание составят более 7-8 миллионов рублей. Или 2,5 миллиарда рублей в год. Однако даже эти цифры не полные: по подсчетам префекта САО Москвы Юрия Хардикова, содержание одной собаки в государственном приюте в Москве, включая все затраты (на электроэнергию, работу персонала , воду, медицину, еду и так далее), составляет якобы до 2000 долларов в месяц. То есть, поимка и содержание 40 тысяч собак (а это вполне реальная цифра для российский столицы) в течение года тянет уже под 1 миллиард долларов. Можно только поражаться гуманистическим аппетитам чиновников, открывших у себя в городе настоящий собачий Клондайк! Ведь проконтролировать расход средств практически невозможно, а собаки разговаривать еще не научились…

В этом кроется, кстати, причина споров между чиновниками и маленьким, но агрессивным сообществом «любителей животных» (проще говоря, экофашистами) – последние настаивают на том, чтобы финансирование шло не только в муниципальные приюты, но и в их собственные. Пока азиатские чиновники и городские сумасшедшие третий десяток лет пытаются установить свою правоту, европеизированное меньшинство в российских городах прибегло в качестве меры защиты к вынужденному варварству – догхантингу. Как говорится, одна дикость рождает другую. Вот случай в Самаре – сердобольные кретинки прикормили стаю диких собак в детском парке (!). Представить себе подобную ситуацию в Европе, США, Канаде, Австралии и так далее – просто невозможно. Собаки, естественно, на даровых харчах  размножились и начали нападать на людей, защищая свою территорию. Итог печален, собак потравили (разумеется, городские и муниципальные власти и пальцем не повели, чтобы оградить людей от стаи койотов).

Но ничего иного поделать нельзя – нести ответственность за покусы и убийства людей городскими волками ни чиновники, ни зоофашисты не желают. Но самое страшное заключается не в том, что «собачью» проблему российские бюрократы используют для собственного обогащения. Худшее – то, что этой проблематикой заведуют психически нездоровые люди.

В Москве, например, в 2000-2006 годах политикой в отношении бездомных собак заведовала начальник отдела городской фауны департамента ЖКХиБ при правительстве Москвы Татьяна Павлова, содержавшая у себя в квартире 15 кошек и 4 собаки, а также прикармливавшая бездомных шариков у своего дома. По ее мнению, бродячая собака по ценности и по статусу ничем не уступала российскому пенсионеру:

В отделе городской фауны департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Москвы решение проблемы видят все-таки в стерилизации и создании достаточного количества приютов.

- Цепочка должна быть такой: отлов, стерилизация, возврат некоторой части собак на улицу, а остальных – в приюты, – считает начальник отдела Татьяна Павлова. – В приютах собаки должны жить либо до того момента, как кто-нибудь возьмет их домой, либо до естественной смерти. Общество не пойдет на то, чтобы усыплять их. Если продолжать эту логику, то давайте усыпим стариков и инвалидов.

Бюрократ всерьез была уверена, что бездомных собак никак нельзя убирать с улиц российской столицы – мол, нарушится биологическое равновесие (интересно, а как в Берлине или Стокгольме люди живут без бродячих псов?). Иначе как умопомешательством объяснить такую позицию чиновника невозможно. Кстати, стоит обратить внимание и на то, что чиновники и зоофашисты постоянно ссылаются на мнение общества. Однако ни в одном городе России не был проведен референдум на тему, нужны ли четвероногие россияне на его улицах. Если верить опросам общественного мнения, то подавляющее большинство жителей городов – против. Впрочем, на мнение большинства экстремистам плевать.


Если верить российским экофашистам, то бродячие псы никогда первыми не нападают, а если и кусают, то исключительно пьяных.

Решать эту идиотскую ситуацию государство не намерено. Согласно пропихиваемому партией «Единая Россия» в ГосДуме закону «Об ответственном отношении с животными», в России запрещается отлов бродячих собак с целью их усыпления:

Отлов безнадзорных животных в исключительных целях их умерщвления запрещен. Регулирование численности безнадзорных собак и кошек осуществляется путем массовой стерилизации (кастрации) животных с последующим возвращением их в места прежнего обитания в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом государственной власти.

Какие-либо попытки контроля над опасными, бойцовыми породами собак, а также регистрация домашних животных (чипы и т.п.) законопроектом вообще не предусмотрены. А значит, бездомные собаки продолжат размножаться в российских городах, подкармливаемые сердобольными автохтонами (что немыслимо в любой нормальной, цивилизованной страны, где за это следует внушительный штраф), а бойцовые собаки – и далее калечить детей, стариков, женщин.


Российские экофашисты – они за стаи псов на ваших улицах

Во всей истории удивляет лишь один факт – это факт дружного, упорного нежелания как российских чиновников, так и так называемых «экологов» обратить внимание на мировую практику решения проблемы с бродячими собаками, а также в целом на вопрос организации существования собак в городских условиях. В США любое пойманное на улице города бесхозное животное подлежит доставке в приют, где оно содержится от 2 до 6 недель (в ряде штатов, правда, сроки могут быть неограниченными), после чего усыпляется. В целом же по США усыпляетсясейчас до 30-35% пойманных бездомных животных в течение первого года.

Огромный скандал в США вызвала политика наигуманнейшей организации PETA, призывающей всех землян дружно бросить есть мясо и носить кожаную одежду (а лучше – убиться об стенку). С 1998 по 2011 годы гуманисты перебили 27,7 тысяч бездомных животных, которые попали в их приют в Норфолке, штат Вирджиния. Это составило более 87% от числа всех поступивших к экофашистам бездомных животных. При этом трупы мертвых кошек и собак сердобольные веганы хладнокровно выбрасывали в мусорные контейнеры (на чем и запалились, кстати). Суд, однако, активисты PETA выиграли – выяснилось, что такое отношение к бездомным животным формально не противоречит законодательству штата.

В Европе правила отличаются от страны к стране, но в любом случае, бездомных собак никто на улицы городов не возвращает. В большинстве стран большую часть животных содержат в приютах за муниципальный счет, а также на пожертвования до конца жизни (в Великобритании усыпляется от 10 до 30% попавших в приют животных). Важно также, что никому в голову в развитых государствах не приходит объявлять города средой «естественного обитания бродячих животных». Именно поэтому на улицах Копенгагена, Стокгольма, Парижа, Лондона, Эдинбурга, Лиона, Мюнхена, Мадрида, Рима, Милана, Праги, Братиславы и еще сотен и тысяч других городов Европы вы никогда не увидите стай бродячих собак (некоторое исключение – города стран с так называемой православной культурой – Болгария, Македония, Сербия, Румыния, Греция). Нет и единичных беспризорных животных.

Помимо бездомных собак, в развитых странах активно решают проблему неконтролируемого содержания и домашних. Во многих европейских странах действуют прямые запреты на содержание собак опасных, бойцовых пород – владельцам грозят огромные штрафы и даже тюремное заключение. В Великобритании существует список из запрещенных к содержанию пород собак, а владельцы животных разрешенных пород обязаны иметь на своем питомце специальный чип (подобное правило вообще принято во всей Европе).

В Вене владельцы собак бойцовых пород обязаны платить налог, а также регистрировать своих животных. В противном случае животное будет забрано в приют. Полиция Германии, Австрии и ряда других стран имеет право застрелить на улице любую безнадзорную крупную собаку, которая может представлять угрозу окружающим людям. Так, в июле 2010 года полицейский в берлинском районе Пренцлауэр Берг расстрелял собаку бойцовой породы, которая бродила по улице. Несмотря на то, что потом был найден ее хозяин, действия стража порядка были признаны правомерными. В Германии, кстати, ежегодно отстреливается до 35 тысяч бесхозных собак вне пределов населенных пунктов (можно назвать это варварством, конечно).

В итоге по любому европейскому городу можно смело гулять, не опасаясь нападения своры бездомных, прикормленных местными сумасшедшими полканов, а в том же Берлине или Мюнхене прямо в городской черте в парках живут многие виды диких животных, которых в городах Остмарка уничтожают четвероногие россияне (кролики, зайцы, олени, кабаны и так далее).

Другое дело, что жители и власти западных городов сталкиваются ежегодно лишь с десятками, в лучшем случае – сотнями бездомных животных, которых выбросили нерадивые хозяева. Но как быть с десятками тысяч расплодившихся городских койотов в России, популяция которых уже устойчива и формируется безо всякого притока выброшенных на улицу породистых собак (такие животные на улице гибнут очень быстро)? Дураку понятно, что на всех из них приютов не хватит физически, даже если объявить соответствующую национальную программу и тратить уже миллиарды долларов…

В странах, не отягощенных излишнем количеством «гуманных» зоофашистов, такая проблема решается, увы, весьма брутальным способом – так, в Ираке в Багдаде в 2010 году бездомные собаки были банально перестреляны.

Впрочем, о чем говорить, если даже принятые во всем нормальном мире правила уборки собачьего кала для России являются диковинкой (а в Нью-Йорке за неследование им можно схлопотать штраф в 500 долларов). В этом у нашей страны свой, особый путь, роднящий ее с африканскими и самыми отсталыми азиатскими государствами Третьего мира.



Городская сумасшедшая прикормила стаю собак. Результат – на фотографии.

Гражданам, пострадавшим от укусов бродячих собак, блог Толкователя настоятельно советует обращаться с исками против муниципальных и государственных органов власти, которые обязаны поддерживать цивилизованное состояние городской среды, а также против организаций российских экофашистов, выступающих за то, чтобы бродячие псы кусали вас и ваших детей. Во всяком случае, в России уже были прецеденты, когда пострадавшим удавалось отсудить у чиновников компенсации за полученные травмы.

Loading...

Loading...

Подробно
Битва за Кунцево

Конфронтация гражданских активистов Кунцевского района и одного из крупнейших застройщиков Москвы, группы ПИК Сергея Гордеева, перешла в горячую фазу – уже есть пострадавшие в ходе столкновений. Однако неожиданно застройщик объявил на 10 суток перемирие... Сегодня прошла информация, что на 22.11.18 назначена первая встреча представителей противоборствующих сторон. Только стоит ли рассчитывать, что руководство ПИК так легко откажется от своих бизнес-планов?

Далее
Обменник не работает. Центробанк пришел в «Юнистрим»

По данным «Ъ», регулятор на полгода запретил все валютные операции с наличкой через платежную систему «Юнистрим», которая большой популярностью пользуется у гастарбайтеров. Ситуация для «Юнистрима» складывается очень и очень тревожная. По оценкам экспертов, более половины чистого дохода компании составляют как раз операции с наличной валютой.

Далее
«Ничего личного, это просто бизнес», или Как жена и дочь заммэра Бирюкова осваивают бюджетные деньги

Причем речь идет об о-о-очень больших деньгах. Как следует из расследования депутата-оппозиционера Ильи Яшина, через подконтрольный заммэру Москвы Петру Бирюкову департамент были переведены сотни миллионов рублей на счета бизнес-структуры, которую на двоих делят жена и дочь высокопоставленного чиновника.

Далее
Рыболовлев проигрался в Монако: миллиардер поспешно выехал в Россию
Крупным планом

Французская полиция сейчас фактически проводит зачистку силовиков княжества Монако. Напомним, что Дмитрий Рыболовлев обвиняется в «покупке влияния». Влияние ему, в частности, было нужно для того, чтобы возбудить уголовное дело в отношении арт-дилера Ива Бувье, с которым у россиянина вышел спор о цене некоторых шедевров, фигурировавших в сделках с участием швейцарского посредника.

Далее

Онлайн новости