МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Понедельник, 20 Ноября 2017 14:56
Недвижимость

Под кого собянинцы расчищают старую Москву?

0
8 августа 2017 г. 14:2
По материалам СМИ
Под кого собянинцы расчищают старую Москву?

За годы мэрства Сергея Собянина в Москве было уничтожено более сотни архитектурных памятников. Сейчас общественники пытаются отбить у чиновников ДК Серафимовича, на месте которого, по некоторым данным, планируется возведение жилого комплекса. Правда, уже сейчас можно с 99-процентной уверенностью сказать, чем закончится это противостояние. А потому больший интерес представляет другой вопрос: для кого стараются городские власти?

ДК имени Серафимовича находится в Москве в Среднем Тишинском переулке, был построен в 1928 – 1929 годы для работников завода Авиаприбор и являлся одним из немногих сохранившихся образцов советского конструктивизма. Позже из заводского он превратился просто в местный клуб, где проводились  творческие вечера, кинопоказы и концерты.

В 80-х годах за реставрацию стремительно ветшающего здания взялся архитектор Юрий Гнедовский, которому удалось не нарушить уникальную архитектуру нынешнего ДК. До последнего времени в нем работал театр «Школа современной пьесы», который представил публике более 60 премьер, многие из которых получили признание во всем мире. По сути, ДК отчасти можно назвать театром.

Местные жители протестуют, активисты твердят – здание необходимо внести в реестр объектов культурного наследия и на их сторону даже встал профильный департамент. Власть то разрешала работы, то запрещала, а застройщик знай себе разрушал ДК, словно не слыша суеты вокруг объекта, пишет «Общая газета» (разрушение в итоге прекратилось, но только после того, как рабочая техника задела провода, обесточив соседние дома).

Еще весной прошлого года местную общественность шокировала новость о том, что на месте ДК планируется строительство жилого комплекса. Строить будет крупнейший девелопер жилой недвижимости в Москве – «Дон-Строй Инвест», у которого в кармане уже готовый проект.

Союз московских архитекторов отреагировал быстро – на его сайте появилась петиция против сноса объекта, которую подписали сотни людей Краснопресненского района. В письме сообщалось, что здание ДК имени Серафимовича обладает всеми признаками исторического и архитектурного объекта культурного наследия. В СССР оно уже подвергалось реставрации без изменения его архитектурного стиля.

Также авторы петиции отмечали, что здание является рабочим и в его стенах приобщаются к культуре десятки и сотни взрослых и ребятишек. Практически, ДК для местных жителей был неким очагом жизни, где они могли собираться в свободное время, приводить детей и внуков, в общем, культурно проводить время.

Но у строителей и тех, кто за ними, видимо, совсем другие планы. 22 июня в Департамент культурного наследия Москвы поступило заявление от граждан с требованием о включении здания в государственный реестр объектов культурного наследия, на рассмотрение которого и принятие решения по которому необходимо немалое время, но уже через пару дней после заявления строители, не дожидаясь решения властей, продолжили демонтажные работы на территории ДК, вроде как приостановленные накануне.

Удивительно, но работы продолжились даже после того, как власти Москвы запретили демонтаж ДК и начали процесс по включению его в реестр объектов культурного наследия. Местные активисты, совместно с «Архнадзором», призвали Департамент культурного наследия привлечь полицию для урегулирования ситуации.

Затем появилось и предписание, согласно которому ОАТИ требовало отозвать разрешение на любые строительные работы. Таким образом, Департамент культурного наследия и административно-техническая инспекция уже несколько раз повторили застройщикам, что необходимо прекратить работы. А Департамент культурного наследия даже успел зафиксировать нарушение прежнего предписания и анонсировать, что будет наложен штраф.

В итоге, строители остановили работы, но лишь после того, как рабочая техника задела высоковольтные провода. Но строительная техника, при этом, как была на месте, так и осталась.

Исход этой истории будет решать Департамент культурного наследия, но уже дорогого стоит тот факт, что он вообще вмешался и принял заявку, создав некий прецедент в столичной градостроительной практике поголовного демонтажа, для которого в объектах нет ни имен, ни регалий – то есть, ни культуры, ни истории.

Однако градозащитникам рано праздновать победу. По словам Константина Михайлова, «Дон-Строй» получила от московских властей разрешение на застройку этого участка, соответственно, был заключен какой-то контракт, вокруг которого запланированы и уже были потрачены немалые деньги, а значит, просто так чиновникам от договора с «Дон-Строем» не отмахнуться.

Если только выплатить неустойку – но лишь можно себе представить цену вопроса, где в перспективе должен появиться элитный жилой комплекс – сотни миллионов, если не миллиарды рублей. Кто будет делать «возвратку» строителям? В бюджете явно для этого предусмотренных средств нет. Так что, на сегодня, благодаря подчиненным мэра Собянина, живущим в жестком реновационном ритме, где разрешения на снос даются почти не глядя, круг вокруг ДК имени Серафимовича выглядит как никогда замкнутым.

Ничего личного – только бизнес

Случай с ДК Серафимовича в очередной раз поднял вопрос о точечной застройке, наносящей непоправимый ущерб облику города. Власти неоднократно заверяли, что откажутся от подобной практики, но кардинальных изменений в ситуации не наблюдается.

А ведь многострадальный ДК, по убеждению специалистов Архнадзора, имеет все признаки архитектурного и исторического наследия.

Однако, подобные выводы мало кого смущают в стремлении застроить столицу высотными коробками впритирку друг к другу. Московские утраты последних семи-восьми лет выглядят набегом варваров на архитектурные памятники Древнего Рима.

Стертые с лица земли электростанция и водонапорная башня станции Моссельмаш, и строение Кокоревского подворья. Не выдержавшее наскока спецтехники здание Мещанского суда. Ушедший в историю доходный дом на Большом Козинском переулке, дом Мануйлова, дом композитора Танеева. Как ураганом разрушенная Таганская АТС и масса других зданий, которыми еще недавно так была славна старая Москва.

Вообще, за последние годы в столице снесли около 120 исторических зданий, которые имели все шансы получить статус объектов культурного наследия. На месте снесенных домов, несмотря на протесты градозащитников и местных жителей, в ближайшие годы планируются к строительству многоэтажные комплексы, отели, торговые и офисные центры.

Теперь остается лишь вспоминать о том, что на Малой Бронной улице еще недавно стоял главный дом городской усадьбы Неклюдовой, построенный в конце XVIII века – зато через какое-то время здесь будет подпирать небо очередная высотка.

В Пожарском переулке были разрушены двухэтажный дом Зиминой и доходный дом почетного гражданина Колобашкина, находившиеся в перечне объектов, заявленных некогда на государственную охрану, но в реестр так и не включенных. В ходе сноса москвичам предъявили бумагу из Мосгорнаследия, где было написано, что здания «объектом культурного наследия или выявленным объектом культурного наследия не являются», поэтому столичные чиновники «не возражают против проведения работ».

Координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин говорит о том, что все это обычная практика мэрии последних лет: «В 2011-2013 годах ломали даже статусные памятники, в том числе те, которые были приговорены еще при Лужкове. Взрывались старые «мины», которые администрация Собянина не захотела или не смогла «разминировать».

Усадьба Шаховских в 2011-м, интерьеры Детского мира в 2012-м, частично снесенный дом Болконских на Воздвиженке (тот самый – из «Войны и мира»), который был разжалован из памятников еще при Лужкове, снесенный стадион «Динамо», который получил статус памятника еще 1987 году, частично разрушенное Круговое депо архитектора Константина Тона на Ленинградском вокзале, которое на момент выдачи разрешения на демонтажные работы было выявленным памятником, палаты Киреевского на Остоженке - памятник федерального значения XVII века, который во избежание скандала разбирали ночью, за сплошным забором и без техники… Все это жертвы грядущей точечной застройки, нынешнего мэра Собянина, взявшего эстафету у своих предшественников, в 1994-2010-х, разрушивших  целые комплексы исторической застройки.

И если уж сносят официальные памятники истории, жалости просто к памятным местам у властей нет вовсе. К примеру, обычный с виду дом (которого уже нет), в котором раньше жил великий режиссер Андрей Тарковский. Почему было не сделать там какой-то небольшой музей, этакий локальный культурный центр для нескольких близлежащих микрорайонов? Денег-то на это, думаем, нужно было не так много. Но в 2004-м дом просто признали ветхим – а это уже приговор, особенно, если есть инвестор и у него уже есть план на этот кусок земли.

Говорят, между признанием дома ветхим и появлением первого бульдозера возле него времени прошло совсем чуть-чуть… А у них, там, на загнивающем Западе, при всем дефиците земли, никому не приходит в голову сносить дома, где жили их «гордости» – Кант, Гегель и многие другие известные личности своих эпох.

Сохранение культурного наследия – постоянный динамичный процесс. Насколько городские власти заинтересованы в сохранении исторической среды, можно понять из того факта, как ведутся исторические исследования.

«В Москве фактически никак, - дополняет мысль Рустам Рахматуллин. -  При Лужкове, как ни странно, велось поквартальное исследование Москвы. Оно остановилось в границах Садового кольца. При новой администрации финансирование было прекращено. Более того, эта информация не публикуется и сохраняется в служебных экземплярах. К тому же городские власти ограничили доступ к архивам домовладений, фактически остановив краеведческие исследования. А ведь если говорить по объему средств на такие исследования – то по сравнению со знаменитой укладкой плитки – это сущие пустяки…».

«Дон-строй» в авангарде строительного беспредела

Эту компанию мы уже упоминали, как застройщика территории ДК имени Серафимовича. Человеку несведущему покажется, что это просто одна из сотен фирм, которые бьются за каждый кусок столичной земли, чтобы застроить ее дорогим жильем. Но приглядевшись повнимательней, мы обнаружили, что это не просто флагман рынка столичной недвижимости, мы увидели, что компанию постоянно сопровождают громкие скандалы с разрушенными зданиями, протестами людей, странными несчастными случаями на производстве и «лифтами-убийцами».

За время своей деятельности строительный холдинг умудрился опутать своими сетями всю столицу: АО «Дон-Строй Инвест» заключает договоры с органами власти о выделении участков земли, после чего ЗАО «Дон-Строй» делает заказы на строительство, которые исполняет ООО «Компания «Дон-Строй», а стройматериалы для исполнения заказа поставляет ООО «Дон-Строй бетон». Кредиты же для строительства берёт ещё одно ЗАО – «Дон Девелопмент и менеджмент». Даже построенные и проданные дома не исчезают из поля зрения холдинга: в качестве ЖЭКа ими управляет организация «Дон-Строй эксплуатация». 

Как строят все эти фирмы и фирмочки под одним названием, можно понять из многочисленных скандальных историй: элитный комплекс «Алые паруса», опасно  построенный на грунтовых водах, элитный комплекс «Триумф-Палас», одна из стен которого развалилась прямо на глазах членов приемной комиссии, 70% рабочих без российского гражданства на объектах, высокий травматизм на объектах, когда люди гибли десятками, как в 2003-м при пожаре на тогда еще строящихся «Алых парусах», падающие лифты (5 погибших в ЖК «Сердце столицы» в 2012-м, разбившаяся насмерть в январе 2016 года Ирина Володина, дочь телеведущего Евгения Кочергина), полугодовые задержки зарплаты, долги поставщикам энергоресурсов, визиты прокуратуры.

Фишка «Дон-Строя» проста и банальна – почти бесплатная рабочая сила, минимизация всех остальных расходов и продажа жилья за бешенные деньги столичной элите, продолжает «Общая газета». При том, что все фирмы, входящие в холдинг «Дон-Строй», долгое время вообще скрывали от внимания общественности свои финансовые показатели. А это, как говорили эксперты, повод для внимания со стороны Генпрокуратуры и Счетной палаты по части сокрытия доходов.

Какие-то попытки фемиды разобраться в хитросплетениях «Дон-Строя» были – но, судя по всему, у компании есть хорошая «прикрышка» сверху. В августе 2008 года Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении руководства ООО «Строительный трест „Дон-строй“» – одной из структур компании, подрядчика строительства элитного жилья. Руководство компании подозревалось в незаконном возмещении НДС, перечисленного фирмам, «имеющим признаки фиктивности». В сентябре 2009 года расследование было приостановлено, причем этот факт многие связывали с подозрительной сделкой, состоявшейся осенью того же года, в результате которой первый заместитель начальника департамента экономической безопасности МВД РФ Андрей Хорев через посредников за бесценок получил квартиру площадью 100м2 в элитном московском жилом доме «Дом на Смоленской набережной», построенном «Дон-Строем». В феврале 2012 года дело против «Дон-Строя» было окончательно закрыто.

Начиная с 2005 года жители Москвы неоднократно проводили митинги против незаконного строительства под маркой «Дон-Строя». Во время одного из них митингующие были избиты вооружёнными людьми.

Тем не менее, «Дон-строй» прочно входит в десятку крупнейших застройщиков Москвы, год из года наращивая прибыль (39,56 млрд. рублей за прошлый год). И остается главным источником скандальных новостей.

Кто стоит за беспределом?

Тот, кто согласно опросу Центра информационных коммуникаций «Рейтинг» и Финансового университета при правительстве России, занял первое место в рейтинге градоначальников – мэр Москвы Сергей Собинин.

Правда, кого опрашивали работники этих двух организаций, не совсем ясно, ибо сразу после публикации рейтинга соцсети буквально взорвались от гневных комментариев москвичей.

«Хочу больше бело-зелёных заборов, гниющих ёлочек в кадках, плитки, которую меняют каждый месяц … Все украдено, дороги перекладываются по нескольку раз в год, миллиарды тратятся на "подсветку деревьев", и "хреновацию" … все его действия - это издевательство над Москвой и ее жителями».

«Уничтожитель Москвы. Ненавидящий и презирающий москвичей. Нанес непоправимый ущерб городу».

«Дореволюционную Москву сносят уже оптом».

«Новые москвичи сносят старую Москву».

Это, пожалуй, самые безобидные отклики простых людей.

Но порой жителям столицы трудно сдерживать эмоции и, они совсем категоричны: «Собянин так ненавидит Москву, что решил заменить ее полностью. А была бы возможность – снес бы». 

Насчет же сноса памятников и исторических зданий столичная власть сама себе развязала руки – Собянин в свое время не подписал Хартию "Архнадзора" о защите исторического города Москвы. То есть, выходит так – то, что не запрещено, по умолчанию разрешено. Например, получи под застройку участок земли и смело сноси все, что на нем расположено.

Москвичи даже обращались с письмом к президенту, прося освободить от занимаемой должности мэра Москвы Собянина. Главная претензия – градостроительная: «Город развивается вне связи с жителями … по соображениям каких-то градостроительных безумцев…».

В колоссальной, по мнению авторов письма, опасности находится исторический центр Москвы. Фактически, в городе не осталось органа, который занимался бы защитой культурного наследия, поскольку Департамент культурного наследия находится под жестким гнетом администрации Собянина и работает только на команду «фас».

Надо признать, до Собянина многие «постарались» в части разрушения Москвы  – те же Лужков с Ресиным, уничтожившие целые куски исторического центра. Но с таким размахом, как Собянин, еще никто не покушался на Москву – разве что граф Ростопчин, которому легенды приписывают поджог златоглавой в 1812-м. Но так там и мотив действий был иной…

Как минимум, уже 15% стертого с лица земли исторического центра – и это только начало. Процесс реновации, по сути, только запущен – то ли еще будет. И это ведь не считая подвигов, обошедшихся без сноса зданий – многократная перекопка центральных улиц, включающая и ликвидацию исторической брусчатки на Красной пресне, и Тверская, где то убирают деревья, то снова вкапывают, то кладут инновационную плитку на тротуары, то вновь сдирают...

Пару лет назад во время церемонии награждения победителей конкурса «Московская реставрация-2015» Собянин сообщил, что за последние 5 лет количество отреставрированных зданий увеличилось в 10 раз. Однако, далеко на все реставрационные работы на деле оказывались таковыми – зачастую они превращались в банальные ремонтные, а историческое здание после «реставрации» напоминало оригинал лишь отдаленно. Зато на бумажке – полный порядок.

Тому примером бывшая усадьба дворянина Константина Критцкого 19 в., переделанная, по сути, в другое здание, Доходный дом архитектора Кольбе, сначала снесенный, а затем «воссозданный» заново – но в очень отдаленной схожести, и многие-многие другие.

Что же касается уже упоминаемого главного столичного «демонтажника» исторических зданий «Дон-Строя», эта компания, по-прежнему аффилированная с Максимом Блажко, в деле ДК Серафимовича получила отмашку от Градостроительно-земельной комиссии Москвы во главе с Сергеем Собяниным еще в 2016 году.

Вообще, в этом деле немало кто получил нужных «отмашек». Например, полиция, которая не раз присутствовала возле ДК, не вмешивалась в ситуацию после того, как рабочие продолжили снос, несмотря на официальный запрет. Тоже, видимо, дана отмашка, чтоб не мешали? А когда снесут – тогда скажут, разбирайтесь. А чиновники руками разведут – мы, мол, бились как львы, но алчные коммерсанты все равно свое черное дело сделали. А раз так – мы кого надо накажем – ну, а земля, раз пустая – то под застройку. Не пропадать же добру. Да еще какому добру – говорят, цена одного квадратного метра потенциального жилья на месте ДК будет начинаться от 300 тысяч рублей.

А еще говорят, что еще участвуя в последних выборах на пост мэра, Собянин здорово рисковал не пройти. Но пообещал москвичам преобразить столицу – и за эти обещания, вроде как, жители и проголосовали. Город на самом деле Собянин преобразил – теперь власти разрушают исторические здания столицы, отдают без конкурса огромные участки под застройку и уничтожают частную собственность. За это ли голосовали люди?

Источник: http://og.ru/business/2017/08/07/90551

Loading...

.

Loading...
Подробно
Шведский тупик: как сын Чемезова все-таки получил государственную квартиру в центре Москвы?

Казалось бы, скандал с государственной квартирой, которую непонятно за какие заслуги получил отпрыск Сергея Чемезова, исчерпан. В пресс-службе «Ростеха» объяснили, что эту квартиру в Шведском тупике выделили главе корпорации, а уж потом, когда Чемезов-старший ушел из семьи, переоформил ее на сына. Но, согласно данным Росреестра, все было не совсем так… Впрочем, по порядку.  

Далее
За что московские власти подарили квартиру зятю борца с коррупцией Владимира Васильева?

Transparency International обнаружила у зятя бывшего зампреда Госдумы Владимира Васильева квартиру стоимостью около 20 млн. руб., предоставленную ему московскими властями (и впоследствии приватизированную, по данным российского отделения международной организации). Родственник Васильева отнюдь не бедный человек – он топ-менеджер алкогольного холдинга, суммарный оборот которого, как подсчитал «Дождь», превышает 10 млрд. руб.

Далее
«Скамейка штрафников»: бывший совладелец ХК «Витязь» объявлен в розыск

Экс-совладелец хоккейного клуба «Витязь» Олег Стрекалов подозревается в многомиллиардных аферах с земельными участками в подмосковном Чехове. Другие фигуранты дела — командир дислоцирующейся в городе военной части и высокопоставленная чиновница налоговой инспекции, которые, как передает РБК, вместе со Стрекаловым входили в состав возглавляемой местным «авторитетом» ОПГ.

Далее
А у нас в квартире… дождь! Что москвичи говорят о компаниях-локомотивах собянинской реновации?

Учрежденное еще правительством Лужкова «Управление экспериментальной застройки микрорайонов» примет активное участие в программе собянинской реновации. Между тем в одном из сданных компанией домов вот уже более десяти лет из-за стройбрака течет крыша и ничего с этим жильцы поделать не могут. Даже судебные решения в их пользу не решили проблему… 

Далее