МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Вторник, 23 Октября 2018 17:43
Правозащита

Не обрыбилось

0
30 ноября 2017 г. 17:50
Андрей Белоедов
Не обрыбилось

Как «рыбные маклеры» пытались отжать миллиард у «Транснефти»

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда г. Владимир от 14 ноября 2017 года произведен «поворот исполнения» постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 28 марта 2011 по делу «Рыбхоза «Борок» и «Средне-Волжский Транснефтепродукт» (СВТНП). Суд обязал рыбхоз вернуть СВТНП 51,99 млн рублей. Но денег СВТНП не получит.

Как «Рыбхоз «Борок» отняли у законных владельцев и уничтожили

Победа СВТНП в суде носит моральный характер. Получить от рыбхоза «Борок» 52 млн компании со стопроцентной гарантией не удастся. В целом, эта длящаяся десять лет история наглядно демонстрирует нынешнее состояние правоохранительных и судебных органов со всеми вытекающими последствиями.

До 2005 года рыбхоз «Борок» в Кстовском районе Нижегородской области был преуспевающим предприятием. 300 тонн карпов в год. В 2005 году к директору и собственнику 50% рыбхоза Александру Аржанову подъехали «крутые ребята» и потребовали отдать предприятие, иначе, мол, «в твоем же пруду тебя и найдут». Аржанов писал заявления в полицию и прокуратуру, но безрезультатно. Жизнь дороже, и предприятие с миллионными прибылями Аржанов «уступил» за 150 тыс. рублей. Новым владельцем стала семья Крупиных. В районе Крупины были известны печальной историей с, районным Автотранспортным хозяйством №1.

Разводить рыбу и заниматься бизнесом на прудах в планах у Крупиных не стояло изначально. Первым делом они продали маточное поголовье карпов, технику, оставшиеся от Аржанова 40 тонн специального рыбного комбикорма. Рыбу стали кормить дешевым залежалым зерном, и карпы начали массово дохнуть. Крупины начали ездить за рыбой в Чувашию. Там им рыбу продавали по 40-45 рублей за килограмм, тогда как в Нижнем магазины брали ее вдвое дороже. Много рыбы на одной машине не привезешь, хозяйство, по словам Аржанова, реализовало за зиму 2005/2006 гг. четыре-пять тонн этой привозной чувашской рыбы. Своей рыбы к началу 2007 года в рыбхозе практически не оставалось.

Крупины не стали тратить деньги на обязательный уход за прудами (спуск воды с прудов на зиму, проведение санитарных мероприятий на дне прудов, обслуживание дамб для защиты прудов от сбросов с близлежащих очистных сооружений и пр.). Из-за этого рыба заболела краснухой. Краснуха (геморрагическая септицемия) – распространенная хроническая болезнь карповых. Вывоз такой рыбы за пределы инфицированных хозяйств запрещен (для людей она безвредна). После обнаружения заболевания рыба должна быть уничтожена, а пруды на пять лет закрываются на карантин.

Но с документами у Крупиных всегда все было в порядке. 

Причины краснухи до сих пор точно не определены, и болезнь эта очень коварная. Летом и осенью она затухает, без специального анализа порой не определить инфицированность рыбы. А весной случаются обострения болезни – в течение 2-3 недель может погибнуть 80-90% поголовья. Эта-то больная краснухой рыба и сдохла в прудах «Борка» весной 2007 года. 

Хозяйство загибалось даже по официальной отчетности. В 2005 году расходы составили 2,2 млн рублей, доходы – 1,3 млн рублей, убыток – 0,9 млн рублей. В 2006 году: расходы – 3,34 млн рублей, доходы – 1,46 млн рублей, убыток – 1,88 млн рублей. 

… да несчастье помогло

Осталось бы на совести Крупиных еще одно убыточное хозяйство, но им повезло. В двух километрах выше по течению реки Шавка (когда этот ручеек превращается в реку, его именуют Шава), из которой наполнялись пруды, 7 марта 2007 года случилась авария на магистральном нефтепродуктопроводе «Альметьевск - Нижний Новгород», принадлежащем АО «СВТНП» – дочернее общества ОАО «АК «Транснефтепродукт», который сейчас входит в структуру «Транснефти». 

Авария произошла вследствие разрыва трубы из-за подвижки грунта – классическая причина аварий на подвижных влагонасыщенных грунтах. 

Топливо вытекало под землей, покрытой снегом, река скована льдом. Утечку солярки обнаружили рыбаки, бурившие лунки во льду. 

Точно оценить количество вытекшего топлива невозможно. В СВТНП называли цифру утечки 140 куб. м, в Ростехнадзоре заявили о 300 тоннах. Последнее более вероятно, так как, по данным МЧС, эмульсии (то есть смеси солярки с водой) было откачено и вывезено с Шавки бензовозами более 2000 тонн .

Солярка – это вещество 4-го класса опасности. К этому классу относятся, например, навоз и строительная бетонная пыль. Считается, что максимум в течение трех лет природа самостоятельно ликвидирует ущерб от загрязнения этими веществами. Поэтому МЧС первоначально присвоило инциденту статус местного чрезвычайного происшествия. Но не тут-то было.

Предвкушая сенсацию

Авария привела в форменный экстаз местных экологов и телевизионщиков. По ТВ показали сюжет: набирают из реки воду в бутылку, а в бутылке на две трети солярка. Владелец рыбхоза Александр Крупин говорил корреспонденту: «Мы брали пробы грунта - солярка проникла на глубину до семидесяти сантиметров» (это в мерзлую пропитанную водой землю!). И далее раскручивал эту фантазию перед «Новыми Известиями»: «Я сунул руку в воду и пришел в ужас: на глубине полуметра была солярка!» (то есть солярка была под водой!). Да чего уж там: «Местные жители свидетельствуют, что сразу же после прорыва трубы некоторые из частных автозаправщиков снизили цены на солярку аж на целых пять рублей. И не побоялись неприятностей из-за качества топлива. Оно было на уровне. Поэтому и постарались люди подзаработать». 

Солярка на 15% легче воды и с ней не смешивается. Поэтому в половодье ее практически полностью унесло талыми водами. Немного все-таки попало в нагульный, самый большой пруд хозяйства. О том, что попал мизер, написали сами экологи в новости от 31 марта: «Теперь, когда растаял лед, видно, что нефтепродукты попали в нагульный пруд - самый большой пруд рыбхоза «Борок». Пленкой солярки покрыта вода на расстоянии 6-7 метров от берега по всему периметру пруда. Ее толщина доходит до 2 см».

Солярка растекается по поверхности воды тонким слоем. Тот факт, что пятна были видны на расстоянии 6-7 метров от берега, означает, что объема солярки не хватало на покрытие всей поверхности пруда, то есть слой пятна был доли миллиметра – как разводы на лужах. Самая интересная для нас запись от 26 марта: «Директор рыбхоза «Борок» опасается, что при большем разливе воды (еще только начало паводка) гидротехнические сооружения прудов не удержат нефтепродукты от попадания в Кудьму и Волгу. В рыбхозе готовится ликвидация рыбного населения, следы солярки уже видны по ожогам и волдырям – рыба медленно умирает». По свойственному экологам невежеству автор не понял, что он описал симптомы гибели рыбы от краснухи: 

«Острое течение болезни наблюдается обычно весной при повышении температуры, длится всего 2—3 недели и сопровождается высокой смертностью (80—90%). У больных рыб на различных участках тела, чаще всего на брюшке и боках, появляются красные пятна различной величины и конфигурации… Отмечается потеря равновесия: больные рыбы плавают на боку, легко вылавливаются». 

При отравлении нефтепродуктами у рыб наблюдаются совсем другие симптомы: «потеря равновесия, спиралеобразное плавание, стремление выпрыгнуть из воды», потому что поражается нервная система. 

Жена главы хозяйства Александра Крупина, главный бухгалтер рыбхоза Фаина плакалась корреспондентам: «Предельно допустимая концентрация солярки в наших прудах превышена в разы. Рыба погибает при четверти ПДК». Показания Фаины интересны с точки зрения понимания, какие люди захватили рыбхоз и что они знают о разведении рыбы – ничего. ПДК для солярки в воде не существует в принципе, поскольку солярка в воде не растворяется. После взбалтывания смесь снова распадается на солярку и воду через несколько минут (можете проверить). Живым существам опасны эмульсии, которые с водой могут образовывать тяжелые нефтепродукты (нефть и некоторые ее фракции). Поэтому существует ПДК для содержания нефтепродуктов в воде, пригодной для рыболовных прудов, – 0,05 мг/л. Солярка, керосин, бензин, которые растекаются по воде тонким слоем и быстро испаряются с поверхности, для рыбы опасности не представляют. Опасные же концентрации эмульсий тяжелых углеводородов таковы: «Острое отравление большинства видов рыб наступает при концентрации эмульгированных нефтепродуктов 16,0—97,0 мг/л. Неочищенная нефть вызывает гибель карповых, осетровых и сомовых при концентрации 100,0—200,0 мг/л». То есть даже если бы в пруд попала нефть, то карпы погибли бы при концентрации 2000 ПДК (!). Вода должна была быть коричневого цвета.

Но в Шавку вытекла не нефть, а солярка. Причем она растеклась по акватории этой протекающей через болота реки. По словам самого Александра Крупина, топливо «разлилось на территории размером два с половиной километра на восемьдесят метров». Учтем еще 240 га нагульного пруда, еще немного попало в Шавское болото, то есть максимальный слой солярки из вытекших 300 тонн получается порядка 0,6 мм – тонкая пленка солярки растеклась по огромной площади. 

Один из рыбаков еще 25 марта честно написал на рыболовном форуме: «Сегодня был на Шавке парой километров ниже рыбхоза. К огромной моей радости следов нефтепродуктов не обнаружил вовсе!»

Тем не менее, на местном ТВ через два месяца, в мае, вышел сюжет, где корреспондент совершенно серьезно заявляет в камеру, что концентрация солярки в нагульном пруду Крупиных превышает ПДК в миллионы раз. То есть черпай ведром и заливай в бензобак.

Сговорчивых экспертов искали год

Реально по итогам марта картина в «Борке» была такова: следы солярки вроде бы визуально зафиксированы экологами в нагульном пруду, результаты официальной экспертизы отсутствуют. Свидетели вроде бы видели экземпляры дохлой рыбы, но результаты официальной экспертизы отсутствуют. Адвокат руководства совхоза Марк Барах-Чайка 26 марта провел пресс-конференцию, во время которой заявил, что убыток хозяйству составил 300 млн рублей, погибло продуктивное стадо карпов в возрасте от шести до десяти лет, нефтепродукты погубили будущую и настоящую продукцию – всего около 300 тонн рыбы, в результате загрязнения прудов погибает иловый слой. 

Все, нужно вызывать комиссии, составлять акты по оценке ущерба и подавать в суд. Нет, ничего этого г-н Крупин весной 2007 года не сделал. Исковое заявление в арбитражный суд Нижегородской области о возмещении вреда от ООО «Рыбхоз «Борок» поступило только спустя год и два месяца — 15 мая 2008 года. 

Почему? Потому что ничего не было – ни десятков тонн погибшей от солярки рыбы, ни заражения дна прудов соляркой. А было сколько-то экземпляров сдохшего от краснухи карпа, которые нельзя было показывать санитарным службам и рыбнадзору. Было нарушение утвержденных рыбнадзором норм обслуживания прудов – нагульный пруд должен был быть спущен на зиму. Даже если его не спустили, 30 тонн мальков в этом пруду, о которых публично горевал Крупин, в нем быть не может – зарыбление зимой не проводится. 

Ростехнадзор все это время исправно измерял содержание нефтепродуктов выше и ниже несчастных прудов, и везде оно не превышало допустимых значений. Концентрация углеводородов в районе прудов рыбхоза оказалась меньше, чем в Волге у Нижнего Новгорода. Даже непосредственно на месте розлива после всех очистных мероприятий «Транснефтепродукта» она к началу лета пришла в норму. Не измерял госорган только наличие нефтепродуктов на дне прудов – его туда просто не пустили. Суд принял акты, составленные «экспертами» Барах-Чайки (потом этих товарищей осудили за ложные заключения). 

До сих пор нет доказательств, что в пруды «Борка» попала солярка в масштабах, способных повредить рыбе, не то что «осесть на дно». Нет независимых экспертиз, что солярка стала причиной гибели рыбы – только внутренние акты рыбхоза, подписанные самим Крупиным. Нет официальных документов уполномоченных органов о количестве погибшей рыбы и актов о причинах ее гибели. Ничего нет.

За год, прошедший с момента аварии до подачи иска, все следы, которые могли бы выявить реальные последствия аварии, были уничтожены – все пруды осушены, даже те, в которые солярка не могла попасть в принципе. То есть рыбы во всех прудах не было еще до аварии. Система прудов в хозяйстве устроена таким образом, что при любой угрозе загрязнения пруды, где находились мальки, маточное стадо и так называемые зимовалы, где зимует основная часть товарной рыбы, отсоединяются от речки системой дамб. Ни один рыбозаготовитель никогда не спустил бы воду из прудов, если бы там была рыба – жуткий убыток.

Неизвестное количество погибшей от краснухи рыбы (фото с усеянными рыбой берегами прудов нет, есть слова экологов, что на берегу валялось несколько рыб, над которыми трудились вороны) то ли разложилось в тайных захоронениях, то ли ее сожгли, то ли ее скормили нижегородцам. 

Адвокату Марку Барах-Чайке потребовался год, чтобы оформить похожие на правду бумаги, найти сговорчивых экспертов и договориться с фемидой о желательном исходе дела.

Была ли рыба?

Как было сказано выше, доходы «Рыбхоза «Борок» в 2006 году составили 1,46 млн рублей. Иск был подан на 13 млрд рублей, в 8904 раза больше годового дохода хозяйства. Эту цифру, по словам Барах-Чайки, ему выдали на кафедре гидросооружений ННГАСУ. Из этой суммы 3 млрд рублей были учтены на рекультивацию болота Шава. До сих пор болота никто и никогда не рекультивировал ввиду бессмысленности и принципиальной невозможности данной процедуры. 

Смелость адвоката с 13 млрд объясняется просто. Сразу после обнаружения следов дизельного топлива в пруду в областной администрации прошло заседание по этой аварии, которое возглавлял лично вице-губернатор области по фамилии Клочай. И уже на первом же заседании появляется представитель некой фирмы, связанной с одним из вице-губернаторов области. Барах-Чайка пообещал предоставить заключение о необходимости вынуть со дна прудов миллион с лишним кубометров якобы пропитанного соляркой грунта и захоронить в специальном могильнике! Оперативно созданная им чрезвычайная комиссия согласовала план грандиозных работ и составленные и подписанные самим Крупиным акты об уничтожении 80 тонн рыбы и 30 с лишним тонн только что закупленных мальков. 

Тут есть нюанс. Срок действия лицензии на разведение рыбы у Крупиных кончился осенью 2006 года. То есть на момент аварии рыбы в прудах рыбхоза быть не могло. Если Крупин настаивает на наличии в прудах рыбы – это незаконная хозяйственная деятельность, влекущая за собой статью уголовного кодекса. Если же рыбы не было, то и сдохнуть она не могла. Не говоря уже о продаже зараженных краснухой карпов нижегородцам.

Адвокат воров в законе

Г-н Барах-Чайка – личность в нижегородской юриспруденции известная. По его собственным словам, он защищал почти всех воров в законе Нижегородской области. А тут взялся вести дело рыбхоза с копеечным по бизнес меркам годовым доходом? Приходится верить бывшему директору Александру Аржанову, что с таким адвокатом Крупины «подделали мою подпись в договоре купли-продажи долей предприятия и заверили договор у нотариуса, которого я в глаза не видел». После чего Аржанов пять лет судился с Крупиными, но безрезультатно. Есть решение суда в пользу Аржанова, но оно не исполняется. С семейством воров в законе наши правоохранители связываться боятся.

Барах-Чайка проявил недюжинную фантазию: деньги с СВТНП потребовали не только за якобы погибшую рыбу, но и за строительство временных дорог и экскаваторных троп к нагульному пруду, из которого якобы необходимо было вынуть миллионы тонн грунта, обеззаразить его и захоронить. 

По утвержденной областным рыбнадзором технологии этот пруд каждую зиму бывший директор осушал. Дно пруда перепахивали имеющейся техникой безо всяких «экскаваторных троп» и временных дорог и вносили хлорную известь для его обеззараживания.

Госкомпанию ограбили по-максимуму

Барах-Чайке, похоже, удалось обеспечить передачу дела для рассмотрения судье Снегиревой И.Г., являвшейся его однокурсницей по юридическому ВУЗу. В сформированном ею составе арбитражного суда вошли в качестве арбитражных заседателей двое ее представителей. 

Пока еще в РФ воры в законе не всесильны, и у Снегиревой хватило здравого смысла не потребовать с владельцев трубопроводов 13 млрд рублей (четверть бюджета области). Снегирева и Барах-Чайка пришли к компромиссу – поручить проведение новой экспертизы ООО НПО «Эксперт Союз». 

В «Эксперт-Союз» согласились, чтобы экспертизу подписали эксперты, подобранные другом всех областных воров. В соответствии с заключением этих «экспертов» в пользу ООО «Рыбхоз «Борок» судом было взыскано 1,187 млрд. рублей, в том числе: упущенная выгода за период с 2007 по 2010 годы в сумме 255 109 664 рублей и реальный ущерб в сумме 931 643 518 рублей, из которых более 800 млн рублей составили расходы на прокладку и последующий демонтаж экскаваторных троп и 6 млн рублей стоимость уничтоженных 80 тонн рыбы. Арбитражный суд Нижегородской области вынес решение по данному делу за номером А43-7264/2008 15 октября 2008 года.

Нагульный пруд во времена Аржанова, как уже говорилось, каждый год спускали. Туда спокойно могла въезжать и передвигаться по ложу пруда техника с повышенной проходимостью безо всяких «экскаваторных троп». Да и отправлять в пруд технику не было никакой нужды – солярки на дне пруда не было и быть не могло, она вся ушла с талыми водами еще год назад.

При рассмотрении апелляционной жалобы в Первом арбитражном апелляционном суде (г. Владимир) АО «СВТНП» было отказано во всех ходатайствах, в том числе о назначении повторной и дополнительной экспертиз в государственных экспертных организациях. Отказано, несмотря на то, что расходы на возведение экскаваторных троп являлись очевидно необоснованными.

Решение арбитражного суда Нижегородской области в основной части постановлением апелляции от 28 марта 2011 года было оставлено без изменения, в то же время судьи апелляционной инстанции уменьшили присужденную к взысканию сумму в возмещение упущенной выгоды на 194,7 млн. рублей. 

Особенность российского правосудия в том, что установленные нижестоящими судами факты принимаются вышестоящими судами без рассмотрения. То есть если арбитражный суд установит, что земля плоская, то все остальные суды обязаны принять данный факт как доказанный, и никакие новые доказательства по данному вопросу не принимаются. Посему достаточно «убедить» только первый суд, ну, может, немного «доубедить» апелляцию, и все, Верховный суд обязан подтвердить: земля – плоская! Поэтому в результате действий Снегиревой и судебной коллегии Первого ААС АО «СВТНП» было лишено возможности представить вышестоящим судам доказательства заведомой недостоверности заключения экспертов ООО «НПО «Эксперт Союз». Кассация и надзор оставили вынесенные судебные решения без изменения. В силу решение суда вступило в марте 2012 года.

Кроме того, за неуплату ущерба 17 января 2013 года арбитражный суд Татарстана (место регистрации СВТНП) постановил взыскать с организации более 55 млн рублей процентов за пользование чужими денежными средствами по ставке 8% годовых до даты полной уплаты долга. Барах-Чайка хвастался в сентябре 2015 года «Ъ»: «Каждый день просрочки обходится должнику еще в 200 тыс. руб., увеличивая его убытки». А 24 июня того же года судом были взысканы проценты за неуплату АО «СВТНП» упущенной выгоды, взысканной по основному делу в размере 9,8 млн рублей с последующим их начислением на сумму долга 57,9 млн рублей по ставке 8,25% по день фактической уплаты долга. Таким образом, по состоянию на конец 2016 года к уплате по судебным актам СВТНП предполагалось в общей сложности 1,227 млрд рублей. 

Зигзаг с продажей офиса

Получить миллиард с «Транснефти» рыбакам Барах-Чайки не удалось, но судебные приставы арестовали имущество и здание в центре Казани обанкроченного к этому моменту предприятия, которое и передали в Росимущество для реализации с торгов. В итоге «Борок» получил немногим свыше 146 млн рублей, из них 99 млн рублей — за проданную на аукционе казанскую штаб-квартиру СВТНП, остальное — за оргтехнику и машины. 

После реализации с торгов офисного здания СВТНП, ареста и продажи оргтехники и машин, деятельность общества, которое обеспечивает нефтепродуктами несколько регионов России, оказалась фактически парализована. СВТНП обратилось в суд с заявлением о начале процедуры банкротства, по результатам рассмотрения которого 17 декабря 2014 года в отношении АО «СВТНП» введено внешнее управление сроком на 18 месяцев.

По версии Барах-Чайки, «Транснефть» специально стала банкротить СВТНП, чтобы не платить миллиард. Адвокат жаловался, что СВНТП поручило «Траснефти» расплачиваться со своими контрагентами и получать выручку от перекачки нефти. Таким образом, «Транснефть» как головная компания замкнула на себе все финансовые потоки своей «внучки», не позволяя ей расплатиться с «Борком». «На расчетные счета СВТНП перечислялись только деньги на зарплату и налоги, которые не могли быть списаны в счет долга», — заявил адвокат корреспондентам. 

СВТНП перерегистрировали в Москве, где у Барах-Чайки не было ресурса его друзей «в законе». Адвокат заявлял, что даже не знает, где теперь находится офис общества.

Продажа здания СВТНП стала отдельным забавным эпизодом эпопеи. В ноябре 2014 года Арбитражный суд Татарстана признал недействительным прошедший в августе 2013 года аукцион по продаже задания СВТНП в Казани на улице Зинина, 4, и оно вернулось прежнему владельцу. А в январе 2017 года тот же Арбитражный суд РТ отказал покупателю здания – «Нефтегаз-Сервискомплекту» – в иске на 110 млн. рублей к Росимуществу. Такую сумму компания в августе 2013 года заплатила на торгах за здание. 

Вот изложение истории в найденном источнике. Дождавшись, когда деньги будут перечислены, «Транснефть» обратилась в УФАС с требованием признать аукцион незаконным. Оказалось, что первоначально организатор торгов — ООО «Позитив» — разместил на официальном сайте и в газете «Ватаным Татарстан» извещение о проведении торгов по реализации неких помещений… в Бугульме, на «улице Канина, 4». Но за четыре дня до окончания срока подачи заявок к извещению был прикреплен неприметный файл «внесение изменений в извещение.doc», из которого следовало, что на самом деле на торги выставлено здание в Казани. Уточнение также было опубликовано и в газете «Ватаным Татарстан». Но суть о том, что торги проводятся именно на здание по адресу Зинина, 4, понять по-прежнему было невозможно. Это и послужило причиной для отмены в 2014 году торгов. «Нефтегаз-Сервискомплект» попробовал было получить свои деньги назад у продавца, но СВТНП, как уже было сказано, находится в процедуре банкротства. Включить требования в реестр кредиторов суд отказался, перенаправив претензии к организатору торгов. Но к тому времени и «Позитив» успел ликвидироваться. Так и появился иск к Росимуществу. Почему именно к нему? Согласно судебному документу, приставы передали арестованное здание для реализации именно ему (скорее всего, как федеральное имущество). А уже Росимущество определило в качестве организаторов торгов то самое ООО «Позитив». В источнике есть и другие подробности истории, выходящие за рамки данного расследования.

Оставшись и без денег, и без здания, компания «Нефтегаз-Сервискомплект» потребовала с организаторов торгов свои кровные. Дело продолжается.

Ей богу, порой кажется, что юридические вузы – фикция, юристов спускают нам непосредственно инопланетяне.

Не читайте газет перед обедом, и после

Видя, что миллиард ускользает из-под носа, в сентябре 2015 года на пресс-конференции Барах-Чайка и Фаина Крупина (в должности гендиректора рыбхоза) заявили о намерении привлечь к субсидиарной ответственности ОАО АК «Транснефть», а также подать иск к Минфину РФ о компенсации за волокиту с исполнением судебного решения. Любопытно, что в публикации сообщившего об этом 30 сентября «Ъ» повторяет так и недоказанную версию Крупиных «вытекшая в реку солярка осела в прудах рыбхоза, убив рыбу» и «глубоко впиталась в почву». Журналисты «Коммерсанта», оказывается, тоже не знают, что солярка легче воды и осесть на дно пруда не может, не может она и «глубоко впитаться в почву», так как даже будучи пролитой на сухую землю после водой выталкивается на поверхность и уносится дождевыми стоками. В пористых структурах грунта могут задержаться только тяжелые фракции – битум, креозот, сама нефть. 

Биологи гарантируют, что за три года от пролитой на почву солярка ничего не останется, все, что не унесло с дождевой водой, полностью разлагается почвенными организмами. А к моменту публикации в «Коммерсанте» с момента аварии прошло девять лет. «Ъ» поддержало нижегородское телевидение. В ноябре 2015 на «Вести-Поволжье» вышел телевизионный репортаж о том, что «разводы солярки до сих пор украшают местные водоемы». Примеров таких «репортажей» по стране немало, перед съемкой в воду с берега плескают из канистры соляркой. Однако в одну сказку нельзя войти дважды.

5 из 6 экспертов признаны судом ложными

Тем временем «Транснефть» перешла в решительное контрнаступление. В начале 2016 года СВТНП подала в суд на экспертов ООО НПО «Эксперт Союз» Павла Голубцова, Виктора Миронова и Дмитрия Макашина, выполнивших для первого арбитражного процесса экспертизу размера ущерба рыбхозу «Борок». 

После нескольких проверок, когда на месте «непроходимого», по заключению экспертов, для техники дна прудового хозяйства выросли кустарники и деревья, 11 августа 2014 года Главным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации было возбуждено уголовное дело. 

В ходе предварительного расследования было установлено, что эксперт Макашин Д.В., не имеющий высшего образования, участия в производстве экспертизы не принимал, а только подписал изготовленный текст заключения. Эксперты Голубцов П.В. и Миронов В.В. при расчете стоимости восстановительных, строительных работ включили в них необоснованные затраты, в том числе по возведению экскаваторных троп, стоимость которых в 10 раз превышала саму сумму присужденную в возмещение ущерба. Поскольку срок давности уголовного преследования по ч. 1 ст. 307 УК РФ (дача заведомо ложного экспертного заключения) истек, а эксперты Макашин Д.В., Голубцов П.В. и Миронов В.В. согласились на отказ в возбуждении уголовного дела, в отношении них по нереабилитирующим основаниям полковником юстиции ГСУ СК РФ Горячевым 1 марта 2016 года вынесено постановление об отказе в возбуждении в отношении них уголовного дела. 

Постановлением от 10 июня 2016 года в отношении эксперта ООО «НПО «Эксперт Союз» Н.А. Неклюдовой прекращено уголовное преследование также по нереабилитирующему основанию, в связи с истечением сроков давности, а в отношении эксперта И.А. Татарова, не согласившегося в прекращением дела, 30 июня 2017 года был вынесен обвинительный приговор за дачу заведомо ложного экспертного заключения с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. 

Согласно обвинительному заключению Генпрокуратуры в 2010 году эксперт ООО НПО «Эксперт Союз» Игорь Татаров внес в выводы заключения ложные данные о том, что упущенная выгода ООО «Рыбхоз «Борок» в результате аварии составила 296,4 млн рублей. По данным следствия, реальная упущенная выгода составляла не более 10,6 млн (разница в 30 раз). В результате в отношении оценщика в марте 2017 г. возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 307 УК РФ («Заведомо ложное заключение эксперта в суде»), по которому Нижегородский райсуд вынес обвинительный приговор. Эксперт аппелировал, но безрезультатно: апелляционным постановлением 30 октября 2017 года приговор оставлен в силе. 

Итак, пять из шести экспертов, давших заведомо ложное заключение, были привлечены к уголовной ответственности. Возглавлявшему комиссию экспертов М.Дабахову удалось избежать уголовной ответственности, так как он обобщал данные других экспертов в окончательном тексте заключения.

Справедливость слегка восторжествовала

СВТНП на основе установленных фактов ложных заключений подал заявление о пересмотре решения арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам. Попытка оказалась неудачной – 18 апреля 2016 года Первый арбитражный апелляционный суд отказал в удовлетворении заявления. Коллегия судей апелляционной инстанции сочла, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении экспертов не относится к числу процессуальных документов, способных повлечь пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам – необходимое подтверждение факта дачи заведомо ложного заключения отсутствует. Однако кассационная инстанция в лице Арбитражного суда Волго-Вятского округа 6 июля пришла к заключению, что эти выводы ошибочны, решение апелляции было отменено.

Новый заход в апелляцию оказался продуктивнее: 7 ноября 2016 года Первым арбитражным апелляционным судом во Владимире отменено основополагающее апелляционное решение суда от 28 марта 2011 года о взыскании с АО «СВТП» реального ущерба в размере 931 643 518,00 рублей и упущенной выгоды в размере 60 412 149,00 рублей.

У «Транснефти» появилось основание для полного пересмотра дела в арбитраже.

В заседании 28 ноября 2016 года апелляционный суд назначил проведение новой судебной экспертизы Федеральному государственному бюджетному учреждению науки Институту биологии внутренних вод им. И.Д. Папанина Российской Академии наук. Согласно его заключению размер реального ущерба составил 78,268 млн рублей, упущенной выгоды – 26,863 млн рублей, а всего 105,132 млн рублей. 

Наконец 14 ноября 2017 года Первый арбитражный апелляционный суд принял новое решение по делу, которым иск ООО «Рыбхоз «Борок» к АО «СВТНП» удовлетворен в части взыскания реального ущерба в размере 78,268 млн руб., упущенной выгоды в размере 7,217 млн руб. (еще почти в 4 раза меньше последнего заключения Института биологии), а всего 85,485 млн руб.

Поскольку в ходе реализации судебного решения в пользу ООО «Рыбхоз «Борок» через службу судебных приставов было взыскано с АО «СВТНП» 146,4 млн руб., постановлением апелляционной инстанции произведен поворот исполнения постановления 1ААС от 28.03.2011 в виде взыскания с ООО «Рыбхоз «Борок» в пользу АО «СВТНП» 52,0 млн руб. 

Отметим, что в сообщении о последнем процессе «Коммерсант» повторяет старую версию: «Рыбхоз до 2007 года выращивал до 300 тонн рыбы в год» – до 2005 года, пока хозяйство у Аржанова не захватили Крупины; «По оценкам «Борока», он лишился около 1 тыс. тонн рыбы» – сотня оставшихся в прудах килограмм карпа может и сдохла весной 2007 года от краснухи, остальные уплыли в Волгу при спуске прудов. До сих пор, наверное, благодарны судьбе.

Объяснять, почему СВТНП не получил 52 млн от «Рыбхоза «Борок», автор считает излишним.

На что государство выкинуло десятки миллионов рублей?

Описанная история заставляет задуматься об эффективности российской судебной системы и системы правоохранительных органов. Один делец районного масштаба решил ограбить государственную системообразующую компанию «Транснефть». Его поддержали в правительстве Нижегородской области. По видимому были куплены эксперты, которые составили заключения, противоречащие законам природы и здравому смыслу. На их основе суд вынес решение о взыскании фактически с государства более миллиарда рублей. Официальные государственные органы не были допущены судом к проведению экспертиз. По делу прошло более 200 судебных заседаний, каждый процесс длился до полугода. Вся судебная эпопея стоила государству, по оценкам, несколько десятков миллионов рублей плюс сто с лишним миллионов были вынуты из кармана госкомпании. 

Почему так? Почему полиция не обеспечила доступ сотрудников Ростехнадзора к прудам Крупина? Почему судьи, отказавшие в госэкспертизе, по-прежнему судьи? Почему эксперты как ни в чем не бывало работают в «Эксперт Союз», и у этой организации не отозвана лицензия на экспертизы? Почему так легко можно ограбить государство, то есть нас с вами?

На все эти вопросы ответов нет, и не будет до тех пор, пока… узнаем, чем можно продолжить «пока», боюсь, через не слишком долгое время.

P.S. 

Один из участников драмы указал на неточность в готовом материале – один из прудов все-таки не был спущен. Это пруд, на который выходят окна суперроскошного особняка Марка Барах-Чайки в деревне Горный Борок.

Loading...

Loading...

Подробно
Авторитетный «благотворитель» Андрей Бобров

В современной России все больший вес набирают «социально ориентированные» некоммерческие организации – предприятия, которые могут заниматься практически любым видом деятельности, и, самое главное, получать особые льготы и дотации от государства при минимальной отчетности. Это крайне слабо регулируемая отрасль, которая открывает широкое поле возможностей для комбинаторов самого разного вида. Сегодня в стране действуют сотни, а, возможно, и тысячи псевдо благотворительных НКО, которые, возможно, служат лишь узаконенными прикрытиями для банального воровства и обмана государственных и частных организаций.

Далее
Адвокат Харламов предполагает, что Сергея Вялкова «заказали»

Основные этапы дела Вялкова Сергея, адвокатом которого выступает Евгений Харламов, выглядят главами абсурдистского романа. Судите сами: известного предпринимателя и общественного деятеля из подмосковного города Одинцово на основании бездоказательнх слов обвинили в том, что он еще 20 лет назад заказал покушение на милиционера Петрова

Далее
Маленький человек

В жерновах правоохранительной системы

Правоохранительная система России превратилась в оружие массового поражения: количество дел и материалов в судах общей юрисдикции растет вместе с загруженностью судей, а доля оправдательных приговоров составляет менее 1%. В 2017 году оправдали лишь 1,6 тыс. человек, это всего 0,2% дел, рассмотренных российскими судами. А ведь никто не застрахован от ошибок и в той же Европе нормальным считается 5-7% оправдательных приговоров.

Далее
Суд нагадал адвокату Абубакару Манаеву дальнюю дорогу
Крупным планом

Суд вынес приговор адвокату Абубакару Манаеву. Юрист, получивший известность благодаря защите северокавказских боевиков и одного из членов «банды GTA», обвинялся в мошенничестве. 

Далее

Онлайн новости