МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Пятница, 22 Июня 2018 08:37
Общество
Крупным планом

Вадим Трухачев: "Перед ликвидацией групп смерти следует изучить их методы манипулирования детьми"

0
10 марта 2017 г. 7:53
Андрей Апалин

Видный законодатель современности, вице-спикер ГД Ирина Яровая предложила очередной пакет поправок к Уголовному Кодексу с целью ограничить деятельность т.н. «групп смерти» в соцсетях. Предлагается ввести новые статьи в Кодекс, а также подкорректировать одну из уже действующих. Так, Яровая предложила ввести в УК статьи, предусматривающие ответственность за склонение к самоубийству или за содействие к его совершению, за вовлечение несовершеннолетних в «игры смерти», а также за деятельность, побуждающую к самоубийству. Верховный суд и правительство РФ склонны согласиться с данной инициативой.

Самым «невинным» видом деятельности признано вовлечение в «игры смерти» - за это можно отсидеть год за решеткой, а то и вовсе отделаться штрафом в 80 тысяч рублей. За склонение к самоубийству срок может составить 2 года, а за содействие – 3. До 4 лет можно получить за указанные преступления в отношении несовершеннолетних, беременных женщин, а также через Интернет. Также большее наказание предполагается, если подобная деятельность закончилась трагически – от 5 до 7 лет. За побуждение к самоубийству новая статья полагает до 6 лет отсидки. Правда, если преступник вовремя раскаялся, аннулировал свой преступный контент и активно сотрудничает со следствием, он может быть освобожден от ответственности. 6-8 годами, вместо 5, предполагается карать доведение до самоубийства с помощью угроз или жестокого обращения – эта статья уже входит в действующий Кодекс.

Кроме того, Роскомнадзор, по мнению Яровой, должен не просто блокировать онлайн-ресурсы, на которых обнаружен преступный контент, но и сотрудничать с правоохранительными органами в выявлении его создателей и распространителей.

На эту тему корреспонденту «Мосмонитора» интервью дал известный столичный журналист и политический обозреватель Вадим Трухачев.

- «Группы смерти» в соцсетях, а также игры суицидальной направленности – бизнес-проекты, авторы которых делают деньги на крови? Или нечто большее?

- Очень, очень тяжело говорить на эту тему. К сожалению, наша страна находится на одной из лидирующих позиций в мире по уровню самоубийств среди детей и подростков. Не думаю, что деятельность этих «групп смерти» кем-то инспирирована. Лично мне кажется, что все разработчики и владельцы подобных ресурсов – люди неадекватные и психически больные, хотя… объявить их таковыми проще всего, гораздо сложнее разобраться, что ими движет. Оставлять их без внимания ни в коем случае нельзя, однако и подпускать к этому личностей вроде Ирины Яровой более чем рискованно. Это задача как минимум для психологов, а то и для психиатров.

Тут еще надо различать ресурсы, занимающиеся «суицидальной» обработкой молодежи, и собственно игровые. Последние, конечно, - чистой воды бизнес-проекты, создатели которых не задумываются ни о чем, кроме прибыли. Однако никакие деньги недопустимо делать на крови, тем более на детской.

Что касается закона, то, мне кажется, их надо не принимать «оптом», по 70 штук в день, а изначально продумывать более тщательно, чтобы не приходилось потом менять с такой же интенсивностью. А то у нас после каждого ДТП вносятся очередные правки в ПДД, после каждого пожара – в правила противопожарной безопасности и после каждого семейного побоища – в Уголовный Кодекс. Наспех сляпанный новый закон не обязательно лучше старого, куда лучше строго следовать букве старого.

- Насколько предлагаемые разработчиками законопроекта меры являются эффективными?

- Вообще привлечь к ответственности владельцев Интернет-ресурсов очень сложно, настолько запутаны схемы их регистрации. А тут возникают еще и дополнительные сложности. Во-первых, доказать сам факт доведения до самоубийства достаточно проблематично. Во-вторых, на подобных ресурсах ведь не публикуются открытые призывы – «шагни в окно!», «вскрой вены!». Тут все завуалированно, полно острожных намеков и символических картин – всякие там киты, выбросившиеся на берег, или бабочки, летящие на свет. Даже если правоохранители и явятся к владельцу такого контента, он встретит их с широко открытыми глазами, совершенно искренне недоумевая: а что такого? птичку жалко, имею право.

Конечно, за такими людьми надо присматривать, но, прежде чем принимать в их отношении какие-то меры, надо всесторонне изучить данное социальное явление: откуда взялись «группы смерти», почему пользуются такой симпатией подростков, и что придет им не смену, если закон их все-таки выжжет своим каленым железом. Свято место, как известно, пусто не бывает…

- Почему собственники социальных сетей никак не реагируют на деятельность «групп смерти»? Как полагаете, они (хозяева соцсетей) должны разделять ответственность за гибель подростков?

- Тут возникает все та же проблема: модераторам соцсетей, точно так же, как и правоохранителям, совершенно нечего предъявить владельцам такого контента, ведь чисто внешне он выглядит совершенно безобидно: сплошной романтический флер, птички-бабочки, и никакой смертоносной конкретики.

Так что вернусь к уже высказанной мысли: это явление необходимо изучать. И начать нужно с внимания к нашим детям. Задавайтесь вопросами: о чем они думают и говорят, что они ищут и находят в Интернете, почему для них виртуальная жизнь интереснее реальной. Организуйте досуг своих детей: если у ребенка будет «драмкружок, кружок по фото, и еще и петь охота», то уже не останется ни сил, ни времени на соцсети, и уж тем более на «группы смерти». Дружите со своими детьми, делайте так, чтобы у них каждый день были «жмурки-пряталки, и приятелей целый мешок». Любите их, в конце концов, - вот тогда, на самом деле, дети и не будут пропадать.

РАНЕЕ В РУБРИКЕ: "Отказывающиеся обслуживать донбассцев российские банки боятся гнева Европы больше, чем Путина"

Loading...

Loading...

Подробно
Дипломированная комбинаторша: как «золотой судье» Хахалевой удавалось два десятилетия водить за нос российское государство

Дипломный скандал и другие нашумевшие истории вокруг «золотой судьи» Краснодарского краевого суда Елены Хахалевой близки к развязке. Все материалы, подтверждающие, что Хахалева стала судьей на основании «липового» диплома Тбилисского госуниверситета, переданы в центральный аппарат Следственного комитет РФ

Далее
Башкирское бинго Рустэма Хамитова

Как и зачем основные активы региона аккумулируются в Региональном фонде

В Башкирии есть АО «Региональный фонд» – уникальная структура, официально созданная для содействия успешной реализации крупных инвестпроектов. В реальности Регфонд, похоже, является главным инструментом выведения активов республики. Для этого он применяет самые разные механизмы – от госинвестиций в заведомо убыточные активы до продаж госпакетов без аукциона, в обход бюджетных правил.

Далее
Бомбоубежище замедленного действия

Обвиненный в преднамеренном банкротстве и  обмане своих деловых партнёров, Александр Рубцов продаёт девелоперам под застройку участок земли в центре Санкт-Петербурга, под которым расположено приватизированое бомбоубежище. Цена вопроса несколько миллиардов рублей

Далее
Атмосфера плацкарта: что ждет болельщиков в российских поездах
Крупным планом

К Чемпионату мира по футболу в РЖД резко подняли цены на билеты - почти вдвое, что бы не прогадать и собрать с сливки с зарубежных болельщиков. Однако гости страны явно не подлозревают, какая романтика ждет их в российских вагонах, причем за  немаленькие деньги.

Далее

Онлайн новости