МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Пятница, 15 Декабря 2017 11:13
Политика

Субъекты и объекты войны в Сирии

0
16 мая 2017 г. 9:38
Олег Ванюшин
Субъекты и объекты войны в Сирии

При всей многочисленности участников сирийской войны их условно можно разделить на внутренних и внешних. А первых, в свою очередь, на субъекты и объекты происходящих процессов. Правительство Сирии во главе с Башаром Асадом перестало быть субъектом событий хотя бы потому, что еще в 2013 году оно потеряло способность к сопротивлению, оставшись без собственных ресурсов и дееспособной армии. 

Дамаск начал терять территории и только благодаря внешней помощи еще способен на какие-то действия.

В таком же объектном положении находится умеренная сирийская оппозиция. Неважно, относится ли она к светским, исламистским или даже джихадистским группам. Она всегда была привязана к внешним источникам снабжения и финансирования, политического прикрытия. И претендовать на победу может только в случае согласия своих спонсоров и никак иначе. На сегодняшний день т.н. умеренная оппозиция действует в интересах прежде всего Турции. Турки сумели в длительном процессе выдавить с сирийского политического поля Саудовскую Аравию. И хотя последняя сохранила определенное влияние на джихадистские группировки, однако в число активных участников войны не входит.

Курдские силы также являются объектом в сирийской войне, т.к. целиком зависят от США. Без поставок оружия и инструкторов они как военная и политическая сила ничего из себя не представляют. Однако курды рассчитывают, что под присмотром Америки смогут добиться создания своего независимого государства. С этими планами не согласны не только Асад, но и Турция, но курды рассчитывают на свою полезность для США. И хотя возможная курдская автономия не будет изначально самостоятельной, однако сам факт ее возникновения будет являться серьезной политической победой.

Таким образом, правительство Асада, сирийская умеренная оппозиция и местные курды не могут достичь своих целей и задач без влияния из вне. Все они фатально зависимы от внешних игроков и могут лишь выполнять их волю.

Наконец, в Сирии действует условно четвертая внутренняя группа – джихадисты. Они делятся на «Аль-Каиду» и ИГИЛ (организации признанные террористическими, запрещены решением Верховного суда РФ). И здесь стоит признать, что Исламское государство – самодостаточная сила, которая не опирается на прямую на внешнюю поддержку. Это делает его хотя и в неполного, но субъекта событий, участника конфликта с собственными военными и политическими целями. В Аль-Каиду входят «Тахрир аш-Шам», куда влились члены «Джебхат ан-Нусра» (обе организации признанны террористическими, запрещены решением Верховного суда РФ). Между ними и ИГИЛ в настоящее время ведутся переговоры о координации действий. Это особенно важно для «Тахрир аш-Шам», ранее зависевшей от саудитов, чье влияние в Сирии нивелировано Турцией.

Когда говорят о возможной победе над ИГИЛ, нужно понимать, что понятие «победа» должно включать два процесса. Первый – это достижение собственных политических задач и как минимум недостижение ИГИЛ своих целей. ИГИЛ понимает, что сегодня у него нет возможности взять под контроль обширную территорию, чтобы создать на нем полноценное государство. За последние пару лет сфера его влияния сократилась на 40%. Поэтому Исламское государство будет стремиться отвоевать часть потерянных земель и проникать в новые края (Ливия, Афганистан). Стратегия ИГИЛ – наращивание ресурсной базы из местного населения. Стертые с лица земли авиацией союзников города Сирии и Ирака явно благоволят ИГИЛ, ибо пострадавшее население в конце концов примыкает к джахадистам как к силе, способной их организовать и обустроить. Поэтому, пока политика  «антитеррористической коалиции» лежит в русле стратегии ИГИЛ.

Loading...

.

Loading...