МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Пятница, 31 Марта 2017 03:33

«Змей Горыныч» завис над Петербургом

1293
29 мая 2016 г. 21:23
Александр Трушков
«Змей Горыныч» завис над Петербургом

Как бизнесмены Беслан Берсиров, Евгений Резвов и вице-губернатор Игорь Дивинский «пожирают» «северную столицу»

Уже несколько лет в Санкт-Петербурге тлеет свой локальный панамский скандал, который центральные СМИ пока не особо замечают. Правда, государство Панама – название которого сейчас у всех на слуху благодаря публикациям об офшорном бизнесе различных знаменитостей и чиновников – здесь ни при чем. Речь идет, скорее, о криминальном оттенке этого слова, ведь «панама» на жаргоне – это афера.

На фото: Старопарголовский жилмассив - новая горячая точка?
 
Информация о сомнительных сделках смогла просочиться благодаря начавшемуся в городе публичному обсуждению проекта реформы правил землепользования и застройки. Оказалось, что под шумок реорганизации Комитета по управлению городским имуществом и Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Санкт-Петербурга  вполне «вкусные» участки городской недвижимости перешли в руки фигур, весьма тесно связанных с высшими чиновниками администрации северной столицы.  В том числе речь идет о тесной «связке» вице-губернатора региона Игоря Дивинского и совладельцев компании «Строительный трест» Беслана Берсирова и Евгения Резвова. Это своеобразный питерский «Змей Горыныч», у которого две головы коммерсантов и одна-чиновничья, а также общий, туго набитый деньгами, живот. Есть у «Змей Горыныча» и свой «Кащей Бессмертный» в лице Григория Залесского. Он был безопасником Дивинского  и одновременно является номинальным владельцем большинства фирм вице-губернатора. Также Залесский обеспечивает безопасность работы «Строительного треста».
 
  Разъединить эти головы невозможно - они намертво «срослись» еще в 90-е годы и повязаны «кровью». В частности наш «Змей Горыныч» непременно «пролетал» неподалеку  от мест, где были убиты вице-губернатор Михаил Маневич, бизнесмен Шабтай Калманович и погиб при странных обстоятельствах Анатолий Собчак. 
 
Они торопятся
 
Проект новых правил должен существенно ограничить этажность зданий в Санкт-Петербурге. В нем есть пункт, по которому максимально допустимая высота сооружений, расположенных на застроенных территориях, не может более чем на 30% превышать среднюю высоту существующих зданий в квартале. Это существенно ограничивает поле для маневра тем, кто успел прибрать к рукам относительно невысокие, но характерные для старого Питера, дома и планировал на их месте построить высотки. Поэтому они начали торопиться и попытались максимально ускорить реализацию проектов до вступления в силу новых правил. Но столкнулись в ряде случаев с сопротивлением местных жителей, благодаря чему сделки стали достоянием гласности.
 
Одна из историй случилась в Старопарголовском массиве. Речь идет о нескольких кварталах у парка Сосновка, где расположены пара десятков «немецких» коттеджей послевоенной постройки на 12 квартир в каждой. Инвестор расселил восемь домов, приватизировал землю и собирался построить жилой комплекс на 600 квартир. И все это проводилось под эгидой избавления города и людей от ветхого жилья. Однако в реальности данные дома аварийными признаны не были, сносу не подлежали и были включены в программу капитального ремонта на 2020 год. Возмущенные бездействием властей жители Старопарголовского квартала вышли на демонстрацию, перекрыли движение транспорта по пр. Тореза, чтобы привлечь внимание к творящемуся беззаконию.
 
Инициативная группа жителей рассылала обращения во всевозможные инстанции в связи со сложившейся социальной обстановкой в Выборгском районе. Они сообщали, что в начале апреля на земельном участке с кадастровым номером 78:36:0536001:3662 начался спил деревьев, являющихся зелеными насаждениями общего пользования и работы по снятию и утилизации кровли жилых домов.
 
По сообщениям горожан, в 2012-2015 годах при помощи сотрудников государственных структур в нарушение действующего законодательства о порядке предоставления земельных участков для строительства, без каких-либо выплат городу, был выведен из собственности северной столицы земельный участок площадью более 18 тысяч квадратных метров.
Протесты из-за действий «Строительного треста» - а именно его интересы были сконцентрированы на этой недвижимости – были настолько велики, что вызвали даже реакцию со стороны представителей «Единой России». Несколько депутатов внесли в законодательное собрание Санкт-Петербурга проект постановления о принятии обращения к губернатору города Полтавченко в связи с тем, что «Строительный трест» продолжает попытки получить в Службе государственного строительного надзора и экспертизы города разрешение на строительство многоквартирного жилого дома высотой 76 метров (25 этажей) по адресу пр. Тореза, д. 77. Эти намерения, говорится в обращении, вызывают массовые протесты жителей квартала, которые собрали около 1,5 тыс. подписей против строительства. Причем 6 ноября 2015 года комиссия по землепользованию и застройке города поддержала высотные ограничения застройки до 30 метров.
 
На публичных слушаниях по проекту новых «Правил землепользования и застройки Санкт-Петербурга», который выносился правительством города на публичные слушания, подавляющее большинство выступавших поддержали указанное высотное ограничение в квартале.
 
Ряд аналогичных проектов предполагалось реализовать и на землях Петровского острова. Торопясь застолбить пространство и не дожидаясь результатов рассмотрения концепции комплексного развития, одни предприниматели при гласной и негласной поддержке своих высоких покровителей попытались согласовать застройку, не вписывающуюся в режимы охранных зон, а другие – избавиться от исторических объектов.
 
Например, один из проектов предполагалось реализовать за счет территории пивоваренного завода «Бавария» на Петровском проспекте. Там находится несколько дореволюционных краснокирпичных зданий. Их снос в принципе запрещен – допускается лишь замена аварийных конструкций. По данным СМИ на 2014 год, объект находился в собственности ОАО «Бавария», контролируемого банком «Кит Финанс», одним из акционеров которого является РЖД. Непосредственным застройщиком, как ожидалось, должна была выступить омпания «Ховард Санкт-Петербург», которая известна по проекту строительства жилого дома на Загородном проспекте, ради которого расселили и снесли дореволюционное здание, а людей отправили в Шушары.
 
Еще один проект должно было реализовать уже упоминавшееся ЗАО «Строительный трест». Оно должно было возвести жилой комплекс на Ремесленной улице, где ранее снесли гардинно-кружевную фабрику. На Петровском острове также «засветились» и компания «Леонтьевский мыс», которая планировала провести реконструкцию под жилье солодовни-памятника, и, предположительно, компания RBI, которая должна была построить апарт-отели на Петровском проспекте, 2. В общей же сложности в течение ближайших 10 лет на Петровском острове планировалось построить около 1,5 млн квадратных метров недвижимости.
 
Эксперты уверены, что интерес инвесторов вовсе не связан с желанием заполучить себе памятники архитектуры и каким-либо образом нажиться на их восстановлении. Главный интерес представляет земля, на которой находятся эти памятники, чье состояние, откровенно говоря, оставляет желать лучшего. Еще до недавнего времени скупить землю под этими объектами было невозможно по закону. Но тут подоспела прошлогодняя реорганизация структур, которые регулируют имущественные отношения в регионе. Начал работу новый Комитет имущественных отношений, которому были переданы полномочия Комитета по управлению городским имуществом путем присоединения к нему Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Санкт-Петербурга.
 
Практически весь остров, который еще недавно был в собственности города, сейчас стал… частным. По данным dp.ru, на начало прошлого года около 45 га на Петровском острове принадлежала инвесторам. В собственности структур, подконтрольных «Ленстройматериалам», находилось 4 га, «КИТ финанс» вместе с «ТКБ БНП париба инвестмент партнерс» владели еще 19 га. Свои «феоды» были у «Строительного треста» – 4 га, RBI – 0,9 га, «Леонтьевского мыса»  и др.
 
В период неразберихи в Сосновке в руках новых собственников оказались огромные куски с коммуникациями и межквартальными дорогами. Которые те начали перекрывать, вызвав понятное сопротивление со стороны местных жителей. В Петровском получилось еще лучше – протестовать просто было некому. Предприятия давным-давно закрылись.
В нашем распоряжении оказалось письмо председателя Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга Лудиновой все тому же вице-губернатору Игорю Дивинскому по вопросу проверки законности установки временного ограждения и образования земельных участков. В нем говорится, что в марте 2015 года КЗРиЗ изменил границы участков, увеличив их площадь за счет включения в их границы внутриквартальных проездов. В границы вновь сформированных участков так же включены внутриквартальные проезды. Формирование всех участков в марте того же года проводилось КЗРиЗ без утвержденного проекта планировки и межевания территории.
 
Согласно Земелькому кодексу РФ, земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными и т.п., не подлежат приватизации. Однако все участки формировались на территории многоквартирных домов в целях их безвозмездной передачи собственникам этих домов в качестве общего имущества. Таким образом, при формировании участков КЗРиЗ нарушены требования земельного и градостроительного законодательства. По результатам проверки Комитетом имущественных отношений Санкт-Петербурга будут приняты необходимые меры по признанию незаконной регистрации указанных земельных участков и возврату их в государственную собственность.
 
До реорганизации КУГИ в 2015 году земля была городской, а после стала частной. И уходя чиновники подписывали документы, отменить которые уже невозможно – ни соответствующих чиновников, ни комитета уже нет.
 
«Серый кардинал»
 
Как отмечают в приватных беседах информированные люди, все, кто получил землю на Петровском острове, так или иначе вхожи в так называемый «афонский клуб», сформировавшийся вокруг Русского афонского общества. Главным попечителем общества до недавнего времени являлся нынешний губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. А одним из соучредителей и по совместительству исполнительным директором - его заместитель Игорь Дивинский, один из самых загадочных чиновников Смольного, чьи интересы и стоят за «Строительным трестом».
 
Недавно вокруг клуба, к слову, разгорелся скандал. Из состава учредителей Фонда восстановления Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне вышло правительство Санкт-Петербурга. По данным Фонтанки.ру, московской компанией «СпецТрансРегионСтрой» к фонду был подан иск о банкротстве. Тот задолжал московской компании, которая была субподрядчиком при реконструкции монастыря, около 100 млн рублей. Арбитражный суд Москвы признал, что благотворительная организация должна выплатить эти деньги. Но судя по тому, что москвичи решили обанкротить фонд, деньги они так и не увидели.
 
В чьих карманах осели эти миллионы, видимо, еще предстоит разобраться компетентным структурам. Но, будучи исполнительным директором клуба, Дивинский имел отношение ко всем финансовым вопросам и, как минимум, должен быть в курсе, как тратились эти деньги. Его уход из руководства Афонского клуба вместе со всем питерским правительством как бы намекает, что никто ничего москвичам возвращать не собирается. И сколько придется ждать исполнения решения суда – неизвестно. Возможно, это совпадение, но сейчас чиновник пытается получить кресло в Госдуме. Он, как пишет «Коммерсант», собирается выдвигаться и по федеральному списку, и по одномандатному округу. Если ему это удастся, то он сможет сразу убить двух зайцев: получит депутатскую неприкосновенность и доступ к очередной богатой кормушке. Правда, как сообщил тому же изданию глава исполкома петербургского отделения ЕР Александр Тетердинко, выдвижение Дивинского – его личная инициатива. Ни региональное, ни федеральное руководство партии кандидатуру не согласовывало.
 
 За глаза его называют не иначе как «серым кардиналом» городского правительства, а также «правой рукой» и старым другом Георгия Полтавченко. Поговаривают, что без него раньше не принималось ни одного ключевого решения. И на поклон к нему ходили и чиновники, и бизнесмены. Некоторое время его даже называли неформальным руководителем северной столицы.
 
Официально в администрации Санкт-Петербурга он курирует вопросы недропользования, а также государственного контроля за соблюдением правил благоустройства и организацией производства земляных и строительных работ. Вице-губернатором он стал недавно. Ранее он возглавлял администрацию губернатора. Поговаривают, что разжалование до простых вице- было инициировано в Москве. После того, как в столицу докатились жалобы питерских предпринимателей. Но вопреки надеждам его недругов, влияние всесильного регионального чиновника от этого не сильно пошатнулось.
 
Дивинский, как и многие нынешние руководители, из силовиков. Начинал с силового бизнеса – охранного предприятия «Диво». Сейчас его возглавляет Григорий Залесский. Как говорят знающие люди – вечный оруженосец, напарник и деловой партнер Дивинского. «Диво» с 2013 года выигрывает тендеры ГУП «ТЭКа» на охрану объектов. По данным СМИ, за три года эта фирма заработала на госконтрактах 20 млн рублей. Еще одна охранная структура – компания «Энергозащита», принадлежащая другому сослуживцу Дивинского, также работает с ТЭК.
 
Дивинский владеет десятками фирм, как следует из информации на сайте «Горзаказ». Все они зарегистрированы в бизнес-центре на Караванной, 1 (здание через ООО «Бермудский треугольник» принадлежит офшору на Сейшельских островах, по данным Росреестра). И названия у всех – производные от «Диво».
Официальный доход Дивинского растет как на дрожжах. Так, по данным сайта Декларатор.Орг, если в антикоррукционной декларации 2012 года его доход не превышал 14 млн рублей, за 2015 год чиновник задекларировал уже 24 млн руб. годового дохода.
   
Как родился питерский «Змей Горыныч»
 
Впрочем, разделять главных героев скандалов с застройкой в исторической части Питера - совладельцев «Строительного треста» Берсирова и Резвова и вице-губернатора Дивинского - не стоит. Это единая бизнес-группа, образовавшая еще в начале 90-х годов. Тогда два бывших строителя-расхитителя госсобственности Берсиров и Резвов создали кооператив «Пост» (позже превратился в ЗАО «Строительный трест»). Но даже при помощи умыкнутых на советских стройках  капиталов, широко шагнуть на питерский строительный рынок они моментально не смогли. Нужна была мощная поддержка, способная помочь этой парочке. И таковая нашлась в лице Игоря Дивинского.  
  Он с 1974  по  1993 годы проходил службу в Вооруженных силах  - в воздушно-десантных войсках, в подразделении Главного разведывательного управления (ГРУ). А в отставку вышел в 1993 году в Берлине, в Западной группе войск.
 
  В северной столице Дивинский организовал и возглавил ООО «Охранное предприятие «Диво», главной задачей которого было обеспечивать безопасность теневого банкира и бизнесмена Юрия Рыдника. В начале 90-х годов он был хозяином множества питерских фирм, был тесно связан со всем криминальным миром «северной столицы» и вместе со скандальным бизнесменом Шабтаем Калмановичем являлся совладельцем компании «Союконтракт». «Союзконтракт», конечно, известен как самый главный поставщик окорочков в Россию. Завозились они в основном через Морской порт Санкт-Петербурга, на котором плотно «сидели» Рыдник, его знакомый Илья Трабер и почти весь питерский криминалитет.  Но было у «Союзконтракта» и другое, менее известное, направление деятельности.
 
В начале 90-х годов Шабтай Калманович и Юрий Рыдник «сумели» на недолгое время втереться в доверие к мэру Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку. Владельцы «Союзконтракта» наобещали градоначальнику, что готовы своими силами восстановить старинные здания в самых лакомых местах Санкт-Петербурга и привлечь западных инвесторов, которые начнут вкладывать гигантские суммы в «северную столицу», возводить современные гипермаркеты, торговые центры и т. д. Собчак на время поверил Рыднику и Калмановичу. Мэра убеждали сразу «отдать» «Союконтракту» более 50 исторических зданий и ряд участков земли.
 
Но для начала был заключены только «пробные» сделки. 16 октября 1993 года вице-губернатор и глава КУГИ Санкт-Петербурга Михаил Маневич подписал ряд документов, по которым “Союзконтрактом” были выкуплены первые 11 исторических зданий – в основном по балансовой стоимости. Немного позже фирме Калмановича «Лиат-Дикси» было выделено несколько участков земли для строительства гипермаркетов на средства западных инвесторов.
 
Но вскоре стало понятно, что Анатолия Собчака просто обманули. Все эти сделки планировались исключительно с целью начать масштабную застройку в «лакомых» местах «северной столицы». Причем среди основных застройщиков оказалась компания Берсирова и Резвова. Попала она в число избранных, благодаря стараниям их «куратора» Игоря Дивинского, который, напомним, отвечал тогда за безопасность Юрия Рыдника.  
 
Сказка кончилась
 
Именно на проекты, связанные со «Строительным трестом», и обрушился вначале гнев  Собчака.  Компания Берсирова и Резвова с гордостью сообщает, что «первым крупным проектом «Строительного треста» стала комплексная реконструкция двух общежитий «Петрохлеба» на проспекте Энергетиков». Однако, этот «первый проект», когда общежития, украденные у государства, переделали в иные объекты, вызвал огромный скандал.
 
Два общежития достались «Строительному тресту» в ходе скандального создания акционерного общества «Петрохлеб», куда путем приватизации вошли структуры «Ленхлебпрома», сервисные службы и областные хлебозаводы. Это вызвало резкое неприятие у Собчака - начальник ТПО «Ленхлебпром» Иванов был подвергнут мэром уничтожающей критике, а в Москву была направлена телеграмма с требованием увольнения Иванова. Собчак полагал, что недопустимо, чтобы ради Берсирова, Резвова и их кураторов была приватизирована розничная хлеботорговля и развалена инфраструктура снабжения.
 
Также Собчак «заморозил» дальнейшею передачу «Союзконтракту» исторических зданий, а эта компания претендовала еще более чем на 40 домов.
Рыдник, Дивинский, Берсиров, Резвов и отчасти Калманович (он никогда впрямую не враждовал с Собчаком) поняли, что с мэром и его командой им не договориться. В результате вся эта кампания приняла участие в процессе смещения Собчака и его заместителей со своих постов, и играла активную роль в выборах мэра 1996 года, на которых победил Владимир Яковлев. За такую помощь Рыдник, Дивинский и владельцы «Строительно треста» были щедро вознаграждены. В частности одновременно с победой Яковлева Рыдник стал председателем совета директоров “Балтонэксимбанка”. Именно этому банку суждено отныне выполнять роль “домашней копилки” петроградских властей.
В авральном порядке туда стали загонять счета большинства бюджетных организаций.
 
Впрочем, одно препятствие у Рыдника, Дивинского и стройтрестовцев осталось. Несмотря на смену городских властей, пост вице-губернатора и главы КУГИ сохранил Михаил Маневич. Он имел мощную поддержку в Москве и мог себе позволить последовательно блокировать многие прибыльные начинания Рыдника, Дивинского, Берсирова и Резвова. В частности Маневич категорически отказывался подписывать документы о дальнейшей передаче исторических зданий «Союзконтракту» и зданий для реконструкции «Строительным трестом». Также вице-губернатор хотел заблокировать окончательный переход в частные руки Морского порта Санкт-Петербурга, через который «Союзконтракт» возил свою окорочка и, как полагали спецслужбы, кокаин.
 
Кровавая реальность
 
В результате 18 августа 1997 года Маневича застрелил снайпер.   Некоторые СМИ ( http://www.compromat.ru/page_9489.htm ) сообщали, будто бы «Рыдник “заказал” Маневича начальнику своей службы безопасности И. Дивинскому ( в прошлом чемпион ГРУ по стрельбе из снайперской винтовки)». Однако, конечно, это несколько упрощенная версия событий.
 
 В ходе расследования преступления, главными подозреваемыми в его исполнении стали участники банды «Челышевых» - профессиональные киллеры, работавшие в основном по «заказу» выходцев из Минобороны, преимущественно - из ГРУ. В результате в ходе спецоперации был задержан куратор и главный поставщик «заказов» для банды Анатолий Волков - сослуживец по Западной группе войск Игоря Дивинского и его близкий друг. Однако, как только Волков собрался давать показания,   его тут же забрали у милицейских оперов сотрудники ФСБ РФ. А убийство Маневича так и осталось нераскрытым.
 
  Впрочем, на этом криминальная эпопея «Змей Горыныча» не закончилась.
 
  «Строительный трест» сообщает на своем сайте, что компания пришла в Калининградскую область в 2008 году и к данному моменту активно ведет в этом регионе возведения жилых кварталов. Однако, Берсиров и Резвов старательно умалчивают, что первая попытка закрепиться в Калининграде была предпринята ими еще в 1999 года. Схема выхода в область была стандартной - куратор Дивинский - Шабтай Калманович. Последний как раз  осуществлял в то время проект по созданию в Калининградской области свободной зоны экономической торговли.  В качестве «свадебного генерала» для успешного продвижения в этом регионе, как собственного проекта, так и проектов Резвова и Берсирова, в феврале 2000 года Калманович пригласил   туда погостить Анатолия Собчака (как уже сообщалось, Калманович, в отличие от своих партнеров, никогда открыто не враждовал с Собчаком). Говорят, бывший мэр, узнав для каких  целей его позвали в регион, пришел в негодование, поскольку еще не забыл обман в Санкт-Петербурге. А про фамилии Резвова, Берсирова, Рыдника и Дивинского, он вообще слышать не хотел. Более того, Собчак пригрозил, что рано или поздно, выведет их всех на «чистую воду». Из Калининграда бывший мэр уже не вернулся. При загадочных обстоятельствах он умер в своем гостиничном номере. Произошло это на глазах Калмановича, который был свидетелем таинственной гибели Собчака. В результате проект освоения «Строительным трестом» Калининградской области пришлось отложить на долгие восемь лет. Новый приход компании Берсирова и Резвова в регион совпал с тем, что у Калмановича резко ухудшилось финансовое положение.
 
Поговаривают, что в непростой для себя денежной ситуации он обратился к бывшим младшим партнерам, которым активно помогал в былые годы. И напомнил им о своем активном участии в становлении их бизнеса, а также о том, какие тайны он знает. После затянувшихся переговоров Калманович пребывал в прекрасном расположении духа, обещая всем, что скоро к нему вернутся серьезные финансовые потоки. Но радужное настроение продлилось недолго - в ноябре 2009 года Калманович был застрелен киллерами в Москве. 
 
Возвращение сказки
 
10 октября  2011 года Дивинский был назначен первым заместителем руководителя администрации губернатора Санкт-Петербурга, а потом и вице-губернатором.  После этого жизнь Берсирова, Резвова и «Строительного треста» из прекрасной превратилась в сказочную. Можно целую книгу написать о том, как Дивинский на своем посту лоббировал интересы «Стройтреста». Стесняться своего «родства» эта троица уже практически перестала. Например, после того, как Дивинский перерос из безопасника Рыдника в человека, которому самому требуется обеспечивать безопасность, оберегать его персону начал Григорий Залесский. Постепенно он стал партнером и номиналом, на которого Дивинский записал часть своих активов.Так, Залесский являлся или является учредителем или руководителем следующих фирм: ООО «УК АСП «Диво», АСПБ «Диво», ООО «АСИЭС Глобал», АСП «Диво», «Инэкспотур», ООО «Диво-сервис», ООО «Энергозащита».
 
Одновременно Залесский является главой Службы безопасности «Строительно треста» и решает все неудобные вопросы Дивинского, Берсирова и Резвова. Как, например, вопрос с Калмановичем.
 
Loading...

.

Loading...