МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Вторник, 19 Марта 2019 01:26
Культура
Крупным планом

Сергей Дворцевой: «Мне интересно снимать фильмы про людей, которые к чему-то стремятся»

0
21 февраля 2019 г. 10:55
Дмитрий Кузнецов
Сергей Дворцевой: «Мне интересно снимать фильмы про людей, которые к чему-то стремятся»

На российские экраны вышел фильм «Айка», участник основного конкурса Каннского кинофестиваля 2018 года. Он рассказывает историю киргизской девушки, приехавшей на заработки в Москву. Исполнительница главной роли Самал Еслямова получила в прошлом году в Каннах «Пальмовую ветвь» в категории «Лучшая актриса».

Кроме того, «Айка» вошла в этом году в шорт-лист «Оскара» в номинации «Лучшая лента на иностранном языке». И хотя фильм является результатом копродукции и официально считается казахским, он сделан по большей части на русском языке русским режиссером Сергеем Дворцевым.

Сергей Дворцевой, российский режиссер документального и игрового кино, родился в Казахстане в г. Чимкент. До 29 лет работал инженером по радиооборудованию в авиации. Затем окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров и стал заниматься кино. Многие кинокритики объясняют потрясающую энергетику фильмов Дворцевого совмещением приемов документального и игрового кино.

Премьера его первого игрового фильм «Тюльпан» состоялась в 2008 году на Каннском кинофестивале, лента получила главный приз программы «Особый взгляд». Создание  следующей картины – «Айка» – заняло шесть лет.  

– Как родилась идея фильма «Айка»?

– Я прочитал заметку в прессе о том, что в роддомах Москвы киргизскими женщинами были оставлены порядка 250 детей. Я прожил в Казахстане 29 лет и хорошо знаю азиатских женщин, для них это совершенно неестественная ситуация, они очень заботливы к детям. У меня сразу же возникло желание разобраться, почему так произошло. Я много общался с киргизками, узбечками чья судьба была похожая на Айку, и результатом явился этот фильм.

– Как ваш фильм попал в конкурс Каннского фестиваля?

– Директор Каннского кинофестиваля Тьерри Фремо включил «Айку» в конкурс, посмотрев всего 40 минут фильма, при условии, что я его доделаю. Я дал ему слово, что закончу фильм в течение месяца. Для этого нашей команде пришлось работать чуть ли не круглосуточно. И все равно, после фестиваля я продолжал доделывать фильм, так что версия, которую вы увидите в прокате, примерно на 30% отличается от той, что была показана в Каннах.

– Почему Фремо взял ваш фильм в конкурс Каннского фестиваля, хотя тот не был закончен.

– Он большой эксперт кино, и, наверное, он понял, что это сильно. Мне вообще советовали не показывать недоделанный фильм. Я думаю, это был исключительный случай.

– Это правда, что вы сначала снимаете весь фильм на мини-камеру? Это ваше ноу-хау?

– Да. Получается как бы макет, по которому можно дальше править фильм. И в процессе съемки сценарий порой существенно меняется. Не всем режиссерам такой метод подходит. Также как и мой принцип снимать все сцены в хронологическом порядке. Отчасти из-за этого съемки «Айки» длились так долго.

– Чем вас привлекла актриса Самал Еслямова, почему вы ее взяли на эту роль?

– Я уже работал с ней в своем первом фильме «Тюльпан». Прежде всего, она талантлива. Она проживает свою роль. У нее природная органика. И у нее очень сильно работают глаза. Они очень многое передают.

– Самал из Казахстана, но играет киргизскую девушку?

– Да. Для подготовки к роли я отправил Самал на несколько месяцев в Киргизию. Там она изучала язык, киргизскую ментальность, и даже пластику киргизских девушек, которая у казахских женщин другая.

– Ваша героиня Айка – нетипичный гастарбайтер? Ведь не каждый гастарбайтер хочет открыть швейное дело?

– Бывает по-разному. Кстати, швейное дело – очень популярная история среди киргизов. Они зарабатывают здесь деньги, чтобы открыть швейный цех у себя. В Киргизии у них дешевое сырье из Китая. Они шьют и отправляют сюда. У всех гастарбайтеров есть какая-то цель – заработать на квартиру, на учебу, на свадьбу сына или дочери (у них культ свадьбы, и это дорогое мероприятие). Поэтому в чем-то Айка типична.

– То, что она работает в ветклинике – это не случайно? Вы хотели провести параллель с ее полуживотным состоянием?

– Для меня важным был эпизод с собакой, кормящей щенков. И мне надо было каким-то образом его вставить. Кроме того, я вообще люблю животных, и часто их снимаю, потому что они не врут.

– Почему ваш фильм заканчивается в самый напряженный момент?

– Потому что в этот момент мы понимаем, что героиня уже не отдаст своего ребенка, и это главный итог. Ведь история начинается с того, что она убегает от ребенка.

– Что бы вы ответили на монолог врача в конце фильма, где она спрашивает Айку: «зачем вы сюда едете, кто вас звал»?

– Это крик любого москвича. Ответ простой – если люди приехали, значит, их что-то заставило. В основном, это деньги.

– То есть, большое количество мигрантов в Москве не вызывает у вас протеста?

– Может быть, потому что я вырос и долго жил в Казахстане (в Чимкенте), у меня это не вызывает такой реакции. Мне даже нравится такая многонациональная среда. Этим Россия может быть и интересна. Как человек, я может быть, тоже иногда испытываю неудобство от этого. Но, может, завтра случится ситуация, когда я сам куда-то поеду работать. И тоже буду чужим. Например, поляки жалуются, что у них много украинцев. Но сами поляки часто едут работать в Англию. Я в этой картине не хочу давать рецепты. Я хотел обратить внимание на маленького человека. Я рассказываю об этой женщине, о таких как она. Они вот так живут и пытаются зацепиться в мегаполисе, который их выталкивает. По сути, мой фильм про маленького человека в большом городе.

– Как бы вы определили основную тему ваших фильмов – это фильмы про «маленького человека»?

– Я стараюсь не анализировать самого себя. Так получается, что и в предыдущем моем фильме «Тюльпан» и в этом главный герой хочет поменять свою жизнь, вырваться из круга обстоятельств. Мне интересно снимать про людей, которые к чему-то стремятся. Проблема многих режиссеров в том, что сняв успешную картину, они начинают анализировать причины этого успеха, чтобы его повторить. В результате, пропадает самое главное – спонтанность творчества.

– То, что ваши фильмы имеют узкую аудиторию в сравнении с коммерческим кино – не отбивает желания работать? Например, если вы знаете, что «Айка» пойдет – в каком количестве кинотеатров?

– В ста пятидесяти. Просто я работаю не только в России. Да, я русский режиссер, но я работаю с западными продюсерами, с западными компаниями, мои фильмы – это всегда копродукция (совместное производство), их показывают по всему миру. Я не могу сказать, что их мало смотрят – например, «Тюльпан» был в прокате в 50 странах, и с «Айкой» будет тоже самое. Как только артхаусная картина попадает в главный конкурс в Каннах, перед ней открываются двери мирового кинематографа.

– Все равно это небольшой прокат.

– Я же осознаю, что у нас зритель с испорченным вкусом, он смотрит штампованные фильмы, сериалы. Но я знаю, что я могу делать, и моя задача делать хорошие фильмы, хорошую драматургию, потому что такие картины как «Айка» смотрят долго.

 

Подробно
«Цирк с конями», или Как дрессировщик Запашный поссорился с миллиардером Гуцериевым

На прошедшем в Петербурге Совете по культуре и искусству Эдгард Запашный пожаловался президенту Путину на совместный проект Михаила Гуцериева и канадского Cirque du Soleil, который, по мнению дрессировщика, «негативно скажется» на развитии не только российского цирка, но и спорта. Представители Гуцериева поспешили уличить Запашного в «галлюцинациях» с «наглой клеветой» и «грубой ложью».

Далее
«Художества» собянинцев: для чего у московских художников отбирают мастерские?

Несколько лет назад Московский союз художников просил Сергея Собянина остановить «варварский отъем помещений творческих мастерских, развязанный Департаментом имущества». Как тогда писал «Московский монитор», без крыши над головой могли остаться до 400 художников. Сейчас подчиненные Собянина взялись за старое… Так, в поле их зрения оказались помещения в одном из арбатских переулков.

Далее
Оглушительный успех «Аритмии»
Крупным планом

Фильм Бориса Хлебникова получил премию «Ника» в пяти основных номинациях

В концертном зале «Вегас Сити Холл» в далеком от центра Москвы районе Мякинино состоялась церемония награждения кинопремии «Ника», старейшей отечественной кинопремии, старшей сестры и соперницы более молодого «Золотого Орла», раздавшего свои награды в начале февраля. 

Далее

Онлайн новости