МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Среда, 26 Июня 2019 19:33
Экономика

Держи краба!

0
20 ноября 2017 г. 13:48
По материалам СМИ
Держи краба!

Крабовые квоты перераспределят в пользу брата губернатора Воробьева?!
В России могут измениться правила выдачи квот на вылов краба, пишет сегодня «Ъ». Если это произойдет, на крабовом рынке, годовой оборот которого оценивается в 110-120 миллиардов рублей, появятся новые игроки. В их числе отраслевые эксперты называют Русскую рыбопромышленную компанию, основанную в 2011 году (тогда компания имела другое название) Максимом Воробьевым и Глебом Франком.

“Ъ” удалось ознакомиться c резолюцией Владимира Путина от 3 ноября на письмо, в котором предлагается кардинально пересмотреть выдачу квот на вылов краба. Автор письма неизвестен, журналистам не удалось найти первую страницу, где обычно указываются исходящие данные. При этом резолюция президента, вопреки стандартной практике, стоит на второй странице.

На последней странице подпись авторов отсутствует. Однако источники “Ъ” уверены в подлинности письма, и на текущей неделе намечено отраслевое совещание, на котором будут обсуждаться внесенные предложения.

Авторы письма предлагают две главные новации. Во-первых, отказ от исторического принципа распределения квот на вылов краба и переход на их выдачу на основе открытого аукциона сроком на 10 лет, а не на 15-ть, как сейчас. При этом уже в 2019 году предлагается провести аукционы на квоты в размере 60 тыс. тонн, выданные в 2009-м, срок действия которых истекает в 2018 году (для сравнения: в 2016-м в РФ добыто 74 тыс. тонн краба).

Исторический принцип распределения квот предполагает, что компании, получившие квоты в 2000-х, автоматически продлевают их на следующий период, если соблюдают условия вылова. При переходе на аукционы никакой гарантии продления квот уже не будет, поскольку их участники должны будут соревноваться по цене. 

Вторая новация — отказ от инвестиционных квот для краба (когда компании могут получить квоты, пообещав построить суда-краболовы в РФ) под тем предлогом, что «строительство краболовных судов в силу их низкой технической вооруженности не создаст предпосылок для развития высокотехнологичного отечественного судостроения».

Собеседники “Ъ” в отрасли считают, что такие решения могут быть выгодны новому крупному игроку с существенными финансовыми ресурсами, который хочет зайти на рынок и вытеснить мелкие компании. Так, источники издания называют Русскую рыбопромышленную компанию (РРПК), основные бенефициары которой — Глеб Франк и Максим Воробьев.

В мае РРПК впервые вышла на рынок краба, выиграв несколько тендеров на вылов. В компании не предоставили комментарий. При этом в письме упоминаются эти тендеры, в ходе которых за квоты на вылов 5 тыс. тонн краба победители заплатили 24,8 млрд. руб., «что превышает совокупную налоговую отдачу от всей рыбной отрасли за год». 

Россия является крупнейшим экспортером краба в мире. Квота на его вылов в этом год составляет 80 тыс. тонн в Дальневосточном бассейне и 15 тыс. тонн — в Северном.

В Северном бассейне крупнейшим игроком является Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРК), его возглавляет Алексей Заплатин, гендиректор АО «Архангельский траловый флот» и ООО «СЗРК-Мурманск» (долями в этих компаниях напрямую или опосредованно владеют петербургские бизнесмены Дмитрий Озерский, Геннадий и Мария Миргородские). 

На Дальнем Востоке — «Океанрыбфлот» (совладельцы Валерий Пономарев, Игорь Евтушок и Де Ен Тяк), Тихоокеанская инвестиционная группа Сергея Дарькина и ряд других игроков.

Действующие участники рынка, а также судостроители называют обе предлагаемые в письме меры ударами по своим отраслям. Аукционная система распределения квот начала 2000-х признана пагубной, отмечает глава Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков.

После первых аукционов по крабу 2004 года было принято решение не возвращаться к подобной схеме — большинство предприятий разорилось, и на рынке остались игроки, работающие за счет иностранных кредитов, добавляет глава Ассоциации краболовов Севера Татьяна Соколова.

По мнению господина Дуплякова, изменение правил игры поставит на грань разорения более 60 дальневосточных компаний и грозит потерей 3 тыс. рабочих мест.

В СЗРК считают предложенные меры «тревожным сигналом для рынка». «Пользователям этого вида ресурса придется менять стратегию: надо будет готовить средства к новым аукционам, окупать эти вложения в течение следующих десяти лет, готовить средства на очередные аукционы через десять лет и при этом еще зарабатывать какую-то прибыль»,— отмечает глава совета директоров СЗРК Дмитрий Озерский.

«Получается, если бизнес становится прибыльным, нужно будет выкупить его на аукционе еще раз»,— добавляет он.

Собеседники “Ъ” подчеркивают: если компаниям с существующим флотом не удастся выиграть квоты, ситуация будет толкать их к браконьерству.

Исключение крабов из инвестиционных квот ставит крест на строительстве новых судов на российских верфях, уверен Александр Дупляков. Как говорил в середине сентября глава Росрыболовства Илья Шестаков, число новых краболовов по инвестквотам может быть ограничено 30 судами для Дальневосточного бассейна и 6–10 судами для Северного бассейна.

СЗРК уже разместил заказы на шесть судов на Выборгском заводе (общая стоимость около €180 млн, строительство начнется весной 2019 года), еще один краболов для владивостокского ООО «Антей» строит «Пелла».

Дмитрий Озерский заявил “Ъ”, что, если переход на аукционы будет одобрен, СЗРК будет вынужден отказаться от новых краболовов из-за дополнительных трат на аукционы и перейдет к модернизации текущего флота и покупке подержанных судов. Заместитель гендиректора ООО «Антей» Евгений Захарченко отказался от комментариев.

«У компаний теряется стимул по строительству новых судов, так как сроки окупаемости меняются и нет никаких гарантий, что они смогут выкупить на открытом аукционе необходимую им квоту»,— говорит гендиректор проектного бюро «Нордик Инжиниринг» Виталий Гвоздев.

По мнению господина Гвоздева, игрокам, резко нарастившим объем квот за счет победы на аукционах, придется экстренно приобретать старые суда — за рубежом или у тех компаний, которые уйдут с рынка.

Вопрос недостаточной технологической вооруженности краболовных судов преувеличен, считает директор конструкторского бюро «Восток» (входит в ЦТСС) Владимир Лисицкий: любой краболов оснащен ловушками для ловли и установкой для подачи морской воды с глубины обитания краба (в случае транспортировки в живом виде) либо фабрикой по его переработке. Он подчеркивает, что «в техническом плане краболов — далеко не баржа, хоть и уступает рыболовным судам».

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3473023

Подробно
Собиратели земель русских: Иван I Калита, Иван III Великий и «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева

Forbes составил рейтинг крупнейших латифундистов России, первое место в котором заняла компания семьи экс-главы Министерства сельского хозяйства России Александра Ткачева (на фото). По оценкам делового издания, «Агрокомплексу» им. Н. И. Ткачева принадлежит почти 650 тысяч гектаров, совокупная стоимость которых составляет 68,5 миллиарда рублей.

Далее
Живет такой парень: BBC обнаружила среди бизнес-партнеров «Газпрома» водителя микроавтобуса

Как выяснила Русская служба Би-би-си, один из соучредителей компании «Газстройпром», которая претендует на многомиллиардные контракты газового монополиста, оказался водителем микроавтобуса с московской пропиской. Соседи мужчины подтвердили журналистам, что он – простой работяга, и крутит баранку в строительной компании.

Далее
Штаты объявили войну Huawei: что ждет владельцев ее смартфонов?

Пять американских компаний, среди которых производители чипов Intel и Qualcomm, а также Google, прекратили сотрудничество с китайской Huawei. Между тем, по статистике за 2018 год, именно на эту компанию приходится самая большая доля продаж смартфонов в России – 8,4 млн. (для сравнения: Samsung – 7,5 млн., Apple – 5,5 млн., Xiaomi – 4,6 млн.).

Далее
«Денег нет», но «вы держитесь»? Минфин оценил злоупотребления при госзакупках более чем в 150 млрд. руб.

Как недавно писал «Московский монитор», объемы хищений на подведомственных государственным корпорациям «Роскосмос» и «Ростех» предприятиях, по подсчетам Генпрокуратуры, в 2018 году составили 1,6 миллиарда рублей. Однако это только верхушка айсберга. Так, по данным Минфина, цена прямых нарушений в сфере госзакупок в целом может достигать 153 миллиардов. В свою очередь, эксперты говорят, что общая сумма потерь еще больше, и значительно.

Далее

Онлайн новости