Вы здесь

Экспорт зерна и голодомор

Сергей Журавлев
Вопреки уверенности антисталинистов, голод 1930-х годов и экспорт зерна из СССР, ради "покупки импортных станков" и "развития промышленности", никак между собой не связаны. Советская статистика внешней торговли, даже в части стоимостных показателей, вполне достоверна и корректна.

  Рубль, фигурирующей в этих расчетах, представляет собой просто результат пересчета валютных операций по известным фиксированным курсам, см. пояснения на графиках. А с 19.07.37 он был привязан к доллару США и вполне официально по курсу 18.87 центов за рубль (5.3 руб. за долл.), пока разобиженный на США Сталин 1 марта 1950 не отменил эту привязку и не ввел золотой стандарт для рубля - 0.222168 г. чистого золота. Странная эта цифра опять-таки определялась курсом 4 рубля за долл., который вождь установил из каких-то, ведомых одному ему соображений.


Не имея, по техническим причинам, возможности сколько-нибудь подробно комментировать статистику, ограничусь 3-мя графиками и 2-мя замечаниями, состоящими в следующем. 

Во-первых, экспорт СССР в 30-е годы был по нашим нынешним меркам крохотным. За 9 лет сталинской революции от «великого перелома»-1929 до «большого террора» -1937 (включительно) вся экспортная выручка составила, по ориентировочному подсчету, 49.5 млрд. долл. в современном масштабе цен. Столько сейчас Россия на пике нефтяных цен зарабатывает за месяц. Это немного объясняет разительный контраст в уровне жизни тогда и теперь, хотя и не полностью, конечно.

Во-вторых, зерно не было единственной и даже главной опорой сталинского валютного баланса. В 1928-29 зерно практически не вывозили вовсе из-за срыва хлебозаготовок, а в 1932-36 доля зернового экспорта в экспортной выручке составляла лишь 6.3% (в России 1909-12 около 40%), падая в «годы голода» (1934, 36) до 2-3%. Кроме того, зерно ввозилось в небольших количествах из Персии. В условиях глобального кризиса, разразившегося в 1931, мировая торговля была парализована, денежные расчеты сменились бартером и потоками золота. Кроме того, после 1933 ухудшились отношения с основным торговым партером и кредитором - Германией, хотя СССР некоторое время всеми силами старался их сохранить, закрывая глаза на антикоммунистическую риторику Гитлера.

Поэтому простая, существующая в массовом представлении, цепочка «коллективизация дала валюту для закупок оборудования, необходимого для индустриализации», не выстраивается. Коллективизация дала поток бегущией из колхозов в город рабсилы и хлеб для ее питания – это да, но это и все. Никак не подтверждается статистикой и искусственное происхождение голодомора 1932-33 в результате увеличения экспорта хлеба для подавления крестьянского сопротивления колхозам, как и «малого» голода 1936, когда подавлять было уже особенно некого.