Вы здесь

Кредиты на поддержку бизнеса утекают в офшоры при помощи «Сбербанка»

Александр Седунов
Кредиты на поддержку бизнеса утекают в офшоры при помощи «Сбербанка»

Как государственные кредиты системообразующим банкам в рамках мер поддержки промышленности используются против промышленности. Пример «Павловскгранита».

«Государственная система поддержки предпринимательства неэффективна из-за избыточных административных ограничений и затягивания исполнения принятых решений», - заявил недавно премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на встрече с бизнес-сообществом и представителями предпринимательской платформы "Единой России" в Волгограде. Однако, проблема не только и не столько в проволочках, сколько в руках, через которые государственные средства должны попадать к производителям.

Весной 2008 года совладелец крупнейшего в Европе предприятия по производству гранитного щебня для строительства «Павловскгранит» Сергей Пойманов обратился в «Сбербанк» за кредитом на выкуп пакета акций у своего партнера, который решил выйти из дела. На предприятии только что была проведена модернизация, увеличены производственные мощности, и Герман Греф лично завизировал письменное обращение Пойманова. Кредит был выдан на 5,1 млрд под 17,8% годовых под обеспечение в виде акций  «Павловскгранита» и личного имущества владельца предприятия.

Выкупив полный пакет акций, Пойманов продолжил развивать «Павловскгранит» – но именно в это время Россия вошла в финансово-экономический кризис. Спрос на продукцию со стороны ОАО «РЖД», стройкомплекса Москвы, стройкомплексов областей ЦФО, ЮФО, Приволжского федерального округа резко упал, крупные контракты один за другим прекращались. Предприятие даже в этих условиях работало и обслуживало кредит – но в начале 2010 года, когда платежи стали совершенно неподъемными, Пойманов обратился в банк с просьбой о реструктуризации кредита. К тому времени уже было выплачено 1,1 млрд руб. процентов и еще 1 млрд. руб. основного тела кредита.

Владелец «Павловскгранита» попросил на 2-3 года сдвинуть оплату тела кредита, сохранив существующий порядок и размер выплаты процентов. В ответ банк, который в России считается главным инструментом поддержки отечественных производителей, предложил Пойманову продать 51% акций «Павловскгранита» за 1 млн рублей. А получить завод обратно он смог бы только за 350 млн руб., причем не раньше, чем предприятие, которым Пойманов больше не смог бы управлять, погасит 2/3 всей суммы кредита. Правда, при этом ставку по кредиту «Сбербанк» был согласен снизить с 15% до 14,75% годовых.

Надо отметить, что как раз в 2008 году «Сбербанк» получил от ЦБ кредит 500 млрд рублей под 8,5% годовых, и эти деньги, как явствует из постановления Правительства, которое тогда возглавлял Владимир Путин, были выданы на поддержку отечественных производителей. В середине 2010 года 200 млрд из этой суммы были досрочно возвращены в бюджет, процент по кредиту был снижен до 6,5% годовых – а в июне 2014 года «Сбербанк» взял эту сумму в виде «кредита на финансирование активных операций» и впоследствии включил в свой капитал. В момент выдачи кредита «Павловскграниту» под 17,8% годовых ставка рефинансирования находилась на уровне 12%, а в 2010, когда «Сбербанк» был готов снизить проценты по кредиту до 14,75% - и вовсе составляла 7,8%.

Пойманов отверг предложение «Сбербанка», тем более, что другие банки (к слову, никогда не получавшие госкредитов на поддержку бизнеса) предварительно соглашались перекредитовать предприятие под 12-13%. Однако после окончательного разговора хозяина «Павловскгранита» со специалистом по проблемным активам «Сбербанка» Ашотом Хачатурянцем, когда последний пообещал, что никто на банковском рынке не перекредитует Пойманова, все двери, открывшиеся было перед Поймановым, стали закрываться. Без объяснения причин. Например, в ВЭБе это произошло при самом активном участии запреда ВЭБа Анатолия Балло и бывшего директора департамента природных ресурсов и строительства того же банка Ильгиза Валитова, многолетних деловых партнеров Юрия Жукова, бывшего главы группы «ПИК» и владельца прямого конкурента «Павловскгранита», «Национальной нерудной компании». Пойманов не смог получить кредит, позволивший бы ему расплатиться со «Сбербанком» и спасти свою компанию.

Аналогичным образом были сорваны уже фактически достигнутые договоренности о предоставлении Пойманову кредита Промсвязбанком. За два дня до кредитного комитета Сергею Пойманову позвонил совладелец Промсвязьбанка Дмитрий Ананьев и сообщил, что Ашот Хачатурянц лично попросил его не кредитовать Пойманова. Банкир удовлетворил просьбу Хачатурянца, тем самым способствовав финансовой блокаде владельца «Павловскгранита».

И тогда главный защитник интересов российских производителей «Сбербанк» начал отъем предприятия.

Для начала «Сбербанк» заказал оценку актива организации «НЭО-центр», совладельцем и вице-президентом которой является сын главы «Сбербанка» Олег Греф. «НЭО-Центр» выдал заключение, что предприятие, которое стоило 14 млрд рублей (и эта оценка официально подтверждалась банком-кредитором трижды, в 2008, 2009 и 2010 годах), с легкой руки Олега Грефа упало в цене 4,5 раза – до 3,2 млрд.

Затем в отношении «Павловскгранита» была запущена процедура банкротства. Акции «Павловскгранита» были проданы кипрским офшорным компаниям Nisoram Holding Ltd. и Aletaro Limited с неустановленными бенефициарами в нарушении 57 ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства".

В декабре 2011 года глава Сбербанка лично подписал протокол заседания кредитного комитета, который одобрил выдачу кредита в 3,6244 млрд рублей на выкуп акций «Павловскгранита» некому ОАО «Атлантик». Никого не смутило, что банк по непонятным причинам подменил один кредит, выданный на развитие крупного предприятия, другим – менее выгодным для себя и предназначенным фирме-однодневке с уставным капиталом 10 000 руб. Поручителем по кредиту выступила «Национальная нерудная компания», а обеспечением стали те самые, выведенные в офшоры, акции «Паловскгранита». Протокол заседания кредитного комитета датирован 21 декабря 2011 года, но содержит сведения о событиях, которые случились гораздо позже. Например, там указано, что ООО «Трейд» является владельцем заложенного имущества – акций «Павловскгранита», и может продать их офшору Urasay Limited (BVI). Но эти акции перешли в собственность ООО «Трейд» на торгах, которые состоялись лишь 30 декабря 2011 года – через девять дней после подписания протокола Грефом. В том же документе упоминается и следующий этап сделки – продажа пакета акций ОАО «Атлантик» офшорной компании Mostra Consulting Limited (BVI), которая состоялась еще позже, 17 февраля 2012 года. В документе, лично подписанном Германом Грефом, вся схема оказалась расписана более чем за полтора месяца вперед, что фактически доказывает сговор.

В свою очередь, ООО «Атлантик», получивший кредит под 10% годовых с двухлетней отсрочкой первых выплат, внезапно на ровном месте проигрывает судебный процесс на 1,5 млрд рублей еще одному кипрскому офшору - Vetrolin Holding Limited, и выплачивает кипрской компании около $50 млн по текущему курсу. Полная картина этих сделок и судов выглядит как компенсация одному из участников захвата «Павловскгранита» за его выход из проекта. Ранее СМИ сообщали о причастности к борьбе за «Павловскгранит» сына генпрокурора РФ Артема Чайки – его называли партнером Юрия Жукова и Германа Грефа. Нужно отметить, что определение арбитражного суда о взыскании суммы в пользу Vetrolin Holding Limited датировано апрелем 2014 года. А уже через месяц, 20 мая того же года, компания Артема Чайки НК «Бердяуш» приобрела у РЖД на открытом конкурсе другого крупного производителя гранитного щебня - «Первую нерудную компанию» за 4 млрд руб, завершив, таким образом, создание своей империи, приносящей, по оценкам Forbes, около $ 200 млн прибыли ежегодно.

Между тем, все обязательства «Атлантика» по кредиту взял на себя образованный на месте «Павловскгранита» ОАО «Павловскнеруд», глава «Атлантика» Наталья Майорова благополучно скрылась во Франции, а Юрий Жуков, выступавший поручителем по кредиту, отрекся от знакомства и каких-либо связей с организацией, которой он помог получить кредит на 3,6 млрд рублей.

Такое развитие событий совсем не вписывается в многократно объявленную с высоких трибун схему «поддержки российского производителя», и Сергей Пойманов, разумеется, пытался найти защиту наверху. В 2011 году он обратился с письмом к занимавшему в тот момент пост председателя правительства Владимиру Путину. Премьер-министр передал это дело на рассмотрение тогдашнему директору департамента экономики и финансов правительства РФ Андрею Белоусову, который и сегодня работает с Путиным в ранге советника. Тот обратился за объяснениями к главе «Сбербанка» Германа Грефа, услышал в ответ, что это незначительное дело не стоит внимания высокопоставленных лиц. Будучи введенным в заблуждение заинтересованной стороной конфликта, г-н Белоусов так и доложил Путину. Этому способствовали также представители ВЭБа, в частности, Анатолий Балло, участвовавший в совещаниях по «Павловскграниту» у Белоусова.

Примечательно, что имя подчиненного Андрея Белоусова Эльдара Муслимова, которому была поручена подготовка документов в рамках рассмотрения в правительстве вопроса о судьбе «Павловскгранита», фигурирует в материалах уголовного дела. Как явствует из биллингов, Муслимов многократно разговаривал по телефону с Юрием Жуковым во время рассмотрения дела «Павловскгранита» в правительстве.

Впрочем, теперь все детали этой истории, включая протокол кредитного комитета, правительственные документы, подготовленные по поручению Путина, и многое другое будет рассматриваться в иностранной юрисдикции, в судах на Кипре, где прежнем владельцем уже подан иск к новым собственникам предприятия.

Так было замазано дело о разрушении крупнейшего в России и на континенте нерудного предприятия, обратившегося за поддержкой в «Сбербанк». Вполне возможно, не приди тогда Пойманов за кредитом в ведомство Грефа, его предприятие и сейчас отлично бы работало, давало рабочие места и приносило прибыль в бюджет. Но сегодня об этом уже можно только догадываться. С момента смены собственника на «Павловскграните» численность работающих на предприятии сократилась примерно на треть – работы лишилось около 1500 человек. Что для моногорода Павловска – настоящая катастрофа. При этом оставшиеся на предприятии рабочие переведены на краткосрочные трехмесячные трудовые соглашения, и никто не может быть уверен в том, что по истечение этого срока договор будет перезаключен. Так что теперь над каждым из них «висит»  постоянная угроза скорого увольнения.

Для экспертного сообщества давно не является секретом, что получаемые от государства средства банки зачастую расходуют вовсе не на кредитование предприятий, а на покупку валюты и компенсацию различных рисков. Однако история «Павловскгранита» показывает, что высокопоставленные чиновники пользуются кризисом для самообогащения, выводя бюджетные средства в офшоры и разрушая ключевые российские предприятия.