Московский

Монитор
Понедельник, 18 Ноября 2019 10:23
Общество

Четверть века на страже коррупции и кумовства. Александр Чернов с позором оставляет кресло главы Краснодарского краевого суда

0
1 февраля 2019 г. 18:50
Андрей Авдеев
Четверть века на страже коррупции и кумовства. Александр Чернов с позором оставляет кресло главы Краснодарского краевого суда

Предстоящий уход в отставку председателя Краснодарского краевого суда Александра Чернова, о котором будет объявлено в ближайшие дни, дает повод вспомнить избитый журналистский штамп: вместе с ним уходит целая эпоха. Но закончится ли в кубанском правосудии, которым Чернов руководил почти четверть века, эпоха тотальной коррупции, клановости и беззаконного обогащения служителей Фемиды – большой вопрос

Созданная Черновым система «параллельного правосудия» практически вывела Краснодарский край из правового поля России, превратив судебную власть в отдельно взятом регионе в инструмент криминальных разборок и сведения счетов с неугодными людьми. Вытащить Краснодарский краевой суд из той коррупционной пучины, в которую он погрузился, будет очень и очень непросто.   

Не будет большим преувеличением сказать, что именно Краснодарский краевой суд сегодня является главным символом коррупции в российской судебной власти. Такого количества регулярных скандалов в стенах этого суда и вокруг него не знает ни один региональный суд России, а имена Александра Чернова и его правой руки – «золотой судьи» Елены Хахалевой – хорошо известны всей стране от Калининграда до Находки. Хотя давно ставшее притчей во языцех лихоимство кубанских судей позволяет задаться вопросом: действительно ли кубанская Фемида по-прежнему является частью судебной системы Российской Федерации? Или же судьи Краснодарского края во главе с Черновым давно ушли в автономное плавание и создали собственное частное правосудие, работающее не на верховенство закона и национальные интересы, а на их карман? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться к некоторым деталям неофициальной биографии Александра Чернова.    

Посланец солнечного Казахстана

Как и многие жители сегодняшнего Краснодарского края, Александр Чернов родился далеко от этого благодатного региона – в Самарской области, а премудрости правоведения постигал в Казахском государственном университете. После окончания этого вуза он быстро двигался по карьерной лестнице в Казахстане – сначала работал в судебных органах этой республики, а затем стал первым заместителем министра юстиции в ее правительстве.

Но за совсем короткое время до распада СССР Чернов получает новое назначение – в Краснодарский край. Первым местом его работы на Кубани стало управление юстиции краевой администрации. А в 1994 году его утверждают в должности председателя Краснодарского краевого суда, которую Чернов и будет бессменно занимать в последующие 24 года.

Как и во всей стране, время это было лихое. С той, правда, немаловажной разницей, что в Краснодарском крае, в отличие от многих других регионов России, возможности для быстрого и в большинстве случаев сомнительного обогащения были поистине безграничны. Сельское хозяйство, курортный бизнес, импорт товаров широкого потребления, производство нефтепродуктов – вот лишь неполный список тех сфер, куда в девяностые годы на Кубани хлынул криминалитет всех мастей. И это не говоря уже о том, что еще в советские времена Краснодарский край и так был лакомым куском для организованной преступности. Теперь же воры в законе стали сначала стремительно превращаться в респектабельных бизнесменов, а затем и проникать во власть.  

О том, как рождался краснодарский судейско-криминальный спрут, многое расскажет история появления в краевом суде «золотой судьи» Елены Хахалевой, выпускницы биологического факультета Кубанского госуниверситета. В девяностых годах она проходила «школу жизни» на вещевом рынке «Вешняки» в центре Краснодара, который контролировался криминалитетом, в том числе грузинским. Благодаря давним связям в этой среде ее мужа Роберта Зилпимиани для будущей «звезды» кубанской Фемиды был изготовлен «диплом» о юридическом образовании в Тбилисском государственном университете, который и стал для Хахалевой пропуском в коридоры власти.

Процедура подачи заявления на конкурс на должность судьи устроена так, что решение одобрить или не одобрить ту или иную кандидатуру, прежде чем представить ее на утверждение Верховному суду и президенту России, принимает председатель регионального суда. Любой элементарно порядочный председатель, посмотрев на «диплом» в виде обычного заламинированного листка бумаги, заверенного нотариусом, просто бы рассмеялся и выставил его обладателя за дверь. Но не Александр Чернов. В 1999 году он сначала поддержал назначение Елены Хахалевой судьей Динского районного суда, а через некоторое время способствовал и ее продвижению в Краснодарский краевой суд. Так и сформировался этот тандем, который вершил свое собственное «правосудие» на протяжении многих лет.  

Правосудие на продажу

Главным источником обогащения для Чернова и Хахалевой стала земля – самый ценный ресурс Краснодарского края. Работа здесь кипела на двух фронтах, одинаково прибыльных – сельскохозяйственном и курортном. И в обоих случаях коррупция в судах Краснодарского края приобрела поистине промышленный масштаб – судебные решения, не имеющие ничего общего с законом, исчисляются сотнями, если не тысячами.

По количеству скандалов вокруг земель сельскохозяйственного назначения Краснодарский край давно и с большим отрывов от других регионов занимает первое место в России. После упразднения колхозов и совхозов их земли достались главным образом их бывшим работникам в виде паевой собственности, на которую сразу же развернули охоту новоявленные агрохолдинги. Поначалу земли у фермеров отжимали силовыми и откровенно криминальными методами, но потом хищники быстро поняли, что идти на мокрое дело стоит лишь в крайних случаях, ведь забрать понравившийся кусок земли можно гораздо легче – просто заведя нужные знакомства в судебных структурах.

Несколько лет назад проблемы земельного рейдерства в Краснодарском крае наконец попали в центр внимания федеральных СМИ благодаря обещаниям фермеров организовать «тракторный марш» на Москву. Уже тогда главной причиной всех своих бед лишившиеся земли кубанские селяне называли «рейдеров в мантиях», персонально упоминая имена Александра Чернова и Елены Хахалевой, которая возглавляла в краевом суде коллегию по административным делам, где рассматривались земельные тяжбы. Вот и весь секрет успеха в бизнесе супруга (по документам бывшего) «золотой судьи» Роберта Зилпимиани-Хахалева, которому принадлежат тысячи гектаров кубанской земли. Хотя по документам Роберт Оникович чуть ли не нищий: в многочисленных судебных постановлениях, на основании которых он пополнял свою латифундию, говорится, что Хахалев не в состоянии оплачивать судебные пошлины «из-за тяжелого материального положения».

Красноречивым примером того, как работала эта коррупционная система, может служить также история взлета и падения Федора Стрельцова – одного из организаторов Кущевской ОПГ. После того, как основные участники банды во главе с Сергеем Цапком в ноябре 2010 года были задержаны за убийство 12 человек, включая женщин и детей, Стрельцов, носивший в банде прозвище «Федя Обнал», остался на свободе и быстро смог прибрать к рукам активы своих бывших компаньонов. Живейшую поддержку в этом ему оказывала Елена Хахалева. Каждый новый рейдерский захват, организованный Стрельцовым, сопровождался «правильными» судебными решениями сначала на уровне Кущевского районного суда, а затем при необходимости и краевого.

«Гонорары» за эту помощь были баснословными – только за помощь в хищении земель кущевского АО «Маяк» Хахалева, вероятно, получила миллион долларов. Безнаказанность быстро вскружила Стрельцову голову, и он попробовал распространить свою бурную деятельность и на территорию соседней Ростовской области. Но просчитался: весной прошлого года ростовские следственные органы возбудили против него ряд уголовных дел, и теперь Федя Обнал скрывается за границей.

Столь же незатейливо судьи организовали теневой бизнес по выдаче нужных решений на курортах Краснодарского края, прежде всего в Сочи, где земля под застройку всегда была на вес золота.

Прямым результатом коррупции в судебных органах стали печально известные сочинские самострои. Здесь в общих чертах существовало два типа решений с примерно одним же исходом – гигантская коррупционная составляющая в стоимости жилья, сотни обманутых дольщиков и совершенно дикий рынок. Первый вариант заключался в том, что городская администрация выдавала разрешения на строительство многоквартирных домов, а затем отзывала их через суды, когда дом был уже на финальной стадии строительства, а  квартиры в нем проданы. Второй вариант предполагал узаконение самостроев через суд, и здесь открывался настоящий простор для творчества. Если, например, администрации города удавалось получить решение о сносе самостроя в первой инстанции, то застройщик мог спокойно решить свои вопросы, обратившись в краевой суд. В этом случае были хорошо известны и цена вопроса, и конкретные судьи, которые будут выносить нужные решения.

Было бы наивно предполагать, что Александр Чернов – маститый правовед, доктор юридических наук – каким-то чудесным образом не знал обо всех темных делах своих подчиненных. Не только знал, но и принимал в них самое непосредственное участие, имея непосредственный интерес в земельных делах. Например, в свое время, положив глаз на земельный участок рыночной стоимостью 4 млн долларов между санаторием Мориса Тореза и концертным залом «Фестивальный» в Сочи, Чернов, похоже, поспособствовал переходу этой земли в аренду подставной фирме. Затем участок был переоформлен на родственника одного из сочинских криминальных авторитетов, а Чернов получил в построенном на его месте элитном жилом комплексе один из четырёх пентхаусов стоимостью около 3 млн долларов. В общей сложности только до 2010 года объем государственного имущества, похищенного Черновым и его помощниками, мог превышать 10 млн долларов. Об этом уже давно говорит перешедший дорогу Чернову бывший сочинский судья Дмитрий Новиков, но никакой реакции со стороны правоохранительных органов эти заявления не вызвали.

Их нравы

Много интересных и даже пикантных подробностей Новиков рассказывает и о моральном облике кубанского правосудия во главе с Александром Черновым, который одно время покровительствовал сочинскому судье. Правда, протекция была отнюдь не бескорыстной: за предполагаемое продвижение по службе на должность председателя Лазаревского районного суда Сочи Чернов запросил у Новикова взятку в размере 70 тысяч долларов.

«На меня стали возлагаться обязанности размещения Чернова в период его пребывания в Сочи, размещение двух его жён – официальной и неофициальной, дочерей, сына, их родственников, знакомых, его коллег из Верховного Суда РФ и так далее, – рассказывал Новиков после того, как его арестовали сотрудники ФСБ в 2010 году. – Лично Чернов возлагал на меня обязанности оплаты многих официальных торжественных мероприятий нужных ему лиц, в этих расходах участвовали и представители криминального сообщества Сочи. От несения этих расходов зависела возможность осуществления профессиональной деятельности судей: Чернов лично утверждал, что трудовые успехи каждого судьи, привлекаемого им к неофициальной деятельности, государству не нужны – мы, судьи Сочи, работаем не на дядю, и главным для нас является его личное расположение».

В обязанности других представителей сочинского правосудия, рангами поменьше, входило обеспечение специфических увлечений Чернова - организация застолий, приобретение алкоголя, вызов и оплата проституток, склонение понравившихся Чернову девушек к сожительству с ним, обеспечение транспортного обслуживания самого Чернова и его многочисленных домочадцев.

 «Неоднократно на моих глазах Чернов вскрывал упаковки 100-долларовых купюр и раздавал их всем, кто был рядом, во время его разгульных мероприятий, сопровождаемых беспорядочной стрельбой над головами проституток и всех присутствующих. Иногда за вечер раздавалось до 40 тысяч долларов. Часть этих денег уходила проституткам, часть – персоналу, часть – на ремонт от выстрелов помещений, расположенных в жилых лодочных ангарах возле санатория «Электроника», принадлежащих бывшему заместителю Чернова Шепель», - рассказывал Дмитрий Новиков.

Вот, оказывается, с кого брала пример «золотая судья» Хахалева, закатив летом 2017 года разгульную свадьбу своей дочери с участием звезд российской эстрады, которая обошлась ей в 2 млн долларов. Этот «пир во время чумы» прогремел на всю страну и впервые открыл для многих горькую правду о происходящем в Краснодарском краевом суде. На помощь Хахалевой тогда услужливо пришли коллеги – краевой Совет судей во главе с Владимиром Кисляком, еще одним подпольным миллионером, чья семья давно живет на Кипре. Проведенное ими «расследование» показало, что расходы на свадьбу были минимальными, а «звезды» выступали в качестве друзей семьи, но появившиеся вскоре новые подробности из жизни Елены Хахалевой показали, что этим отпискам Совета судей грош цена. Год назад, например, стало известно, что мать судьи Хахалевой стала владелицей шикарного подмосковного особняка неподалеку от Рублевки стоимостью 35 млн рублей. За какие же средства могла купить эту недвижимость обычная российская пенсионерка, чья дочь, согласно официальной декларации, имеет годовой доход чуть выше 3 млн рублей? Ответ очевиден: такие деньги могли быть заработаны только от торговли услугами правосудия оптом и в розницу.

Деньги должны оставаться в семье

Александр Чернов и Елена Хахалева не просто деловые партнеры. С некоторых пор сын «золотой судьи» Кирилл Хахалев доводится мужем внучке шефа своей матери. Вот только зарегистрировать свои отношения они не могут во избежание конфликта интересов. Но это совершенно не мешало Чернову продвигать все более обширные интересы своих новоиспеченных родственников. Например, сестра «золотой судьи» Наталья Хахалева тоже является судьей – Арбитражного суда Краснодарского края, а Кирилл Хахалев был депутатом в прошлом созыве краевого Законодательного собрания. Ну как не порадеть родному человечку? – ведь бывший председатель заксобрания Владимир Бекетов всегда был с Черновым на короткой ноге, даром, что сам крупный землевладелец.

По-семейному Хахалева и Чернов несколько лет назад решили и вопрос о закупке оборудования для нового здания краевого суда, построенного в центре Краснодара. Для этого в кабинет Чернова был приглашен не кто иной, как Роберт Хахалев, у которого вдруг обнаружилась собственная мебельная фирма, проявившая интерес к большому государственному контракту. В итоге смета на поставку мебели в краевой суд была завышена вдвое, а Хахалева и Чернов положили в свои карманы десятки миллионов рублей.

Долгое время эта история оставалась в тени, но в прошлом году о комбинациях семейства Хахалевых в сфере госзакупок рассказал следственным органам бывший сотрудник этой мебельной фирмы Камо Степанян. По его словам, размах организованной Хахалевыми криминальной сети был таков, что ежемесячно по всей стране отправлялись десятки курьеров с пачками обналиченных денег, которые предназначались на взятки влиятельным людям и финансирование криминалитета. Стоит ли удивляться, что Елена Хахалева уже долгое время остается неприкосновенной для следственных органов, несмотря на длинный список свидетельств ее коррупционных преступлений? Начиная от прямого обмана президента России при получении статуса судьи по фальшивому диплому и заканчивая крышеванием финансовых махинаций.

Караул устал

То, что нынешний срок во главе краевого суда станет для Чернова последним, было известно давно в силу объективных обстоятельств – предельного возраста нахождения на государственной службе (2 января Александру Дмитриевичу стукнуло 70 лет). Поэтому Чернов и  Хахалева задумали хитрый план, как сохранить контроль над судом в руках своего клана.

Первоначальный их замысел заключался в том, чтобы передать власть по наследству, то есть провести на пост председателя суда Елену Хахалеву. Но когда ее имя стало  регулярно появляться в федеральных СМИ в связи с регулярными коррупционными скандалами, этот план оказался под вопросом. Тогда на свет был извлечен «план Б», который выглядел даже еще более предпочтительным. Речь шла о том, чтобы провести кандидатуру Александра Чернова на пост председателя одного из кассационных судов – новой ступени в судебной системе России – с дислокацией в Краснодарском крае. Это дало бы Чернову возможность контролировать самые принципиальные дела, проходящие через кубанские суды, на протяжении еще пяти лет, поскольку в кассационных судах был установлен повышенный возрастной лимит для председателей.

Первоначально реализация замысла шла успешно. Осенью прошлого года кандидатуру Чернова удалось провести через Высшую квалификационную коллегию судей, и оставалось только получить согласие президента России. Но тут произошло неожиданное: Владимир Путин отказался утверждать кандидатуру Чернова, хотя желанная должность, казалось, была так близко. А затем произошла другая сенсация: Елена Хахалева сначала была выведена из состава президиума Краснодарского краевого суда, а затем и лишена должности председателя его административной коллегии. В суде это пояснили плановой ротацией кадров, но по ряду других событий можно было догадаться, что за этот тандем наконец взялись на самом верху.

Как сообщил в конце прошлого года адвокат Алексей Салмин, который регулярно информирует общественность о ходе расследования скандала с фальшивым дипломом Хахалевой, в ситуацию вокруг диплома вмешалась Генпрокуратура. Она потребовала от Седьмого главного управления Следственного комитета по СКФО с дислокацией в Ростове-на-Дону возобновить проверку по диплому Хахалевой, а в самом конце прошлого года было уволено руководство этого подразделения, пытавшееся спустить дело на тормозах. Одновременно началась большая антикоррупционная кампания в Сочи – под арестом оказалось несколько высокопоставленных чиновников, которые отвечали за распределение земель и согласование документов по строительству. По всем признакам федеральный центр начал долгожданное возвращение Краснодарского края в правовое поле России, и отставка Александра Чернова дает надежду на то, что этот процесс будет идти гораздо быстрее.  Но забыть как страшный сон 25 лет правления Чернова в Краснодарском краевом суде, ставшие временем торжества беззакония, клановости и мздоимства, не получится еще очень долго.

Подробно
Депутат Мосгордумы Екатерина Енгалычева нарвалась на шквал разоблачений после заявления о дискредитации

Екатерина Енгалычева, заявившая о дискредитации своей персоны заинтересованными лицами, нарвалась на шквал разоблачений со стороны корреспондентов и общественников. Реакция последовала незамедлительная, поскольку в открытых источниках доступна информация о доходах и бизнесе. Выбрать нужные сведения не просто легко, а элементарно.

Далее
Когда ФАС - не указ

СМИ пишут, как дистрибутор ОАО «БеЛАЗ», возможно, нарушает антимонопольное законодательство РФ.

Далее
Наш девиз - «кирка-лопата»: конец высоких технологий
Крупным планом

После законов Яровой и Жарова, которые при их полной реализации попросту похоронят Рунет, особо ретивые защитники скреп решили выдернуть из-под ног российских интернет-компаний экономическую базу. Депутат «Единой России» Антон Горелкин взялся реализовывать инициативу Вячеслава Володина о запрете иностранцам владеть (доля в акционерном капитале более 20%) «значимыми» российскими IT-компаниями.

Далее
Без Москвы российские регионы обнищают, считает Сергей Собянин
Крупным планом

По мнению мэра Москвы, 2 трлн рублей ежегодных поступлений от столицы помогают выравнять бюджет «отсталых» регионов, а московский рынок сбыта удерживает не только Подмосковье, но и Россию от настоящей катастрофы, «даруя» стране 20% ВВП.

Далее

AnaRender