Московский

Монитор
Суббота, 8 Августа 2020 13:21

Крупнейший производитель лифтов близок к банкротству из-за «умелого руководства»

0
25 декабря 2019 г. 7:57
Дмитрий Колесов
Крупнейший производитель лифтов близок к банкротству из-за «умелого руководства»

Расположенный в Москве Карачаровский механический завод (КМЗ) был основан еще в 1950 году. Завод благополучно пережил тяжелые 1990-е годы и сегодня является одним из крупнейших в России производителей лифтов

Однако в последнее время вокруг завода происходят события, которые ставят под угрозу производство лифтов в нашей стране и даже могут угрожать безопасности россиян.

Все началось в 2015 году, когда генеральным директором ПАО «КМЗ» был назначен уроженец Рязани Сергей Заика. До этого Заика работал заместителем руководителя госинспекции труда в Рязанской области и не имел никакого отношения к производству лифтов. А разгадка такого странного назначения очень проста. Сергей Заика считается в Рязани ставленником местного олигарха, владельца финансово-промышленной компании «Инвест» Игоря Коськина и обладателя весьма интересной биографии.

Согласно публикациям в интернет-изданиях, в 1990-е годы Коськин был, что называется, авторитетным бизнесменом и занимался скупкой за бесценок производственных предприятий в регионе. Таким путем и была создана ФПК «Инвест», а ее ключевым элементом в то время был «Станкобанк», основанный в Рязани в 1990 году и лишенный в 2015 году лицензии за серьезные нарушения банковского законодательства.

Среди предприятий, купленных Игорем Коськиным в те годы, можно выделить ЗАО «Русская кожа» – на тот момент крупнейший в Европе кожевенный завод. ФПК «Инвест» получила контроль над предприятием в 1999 г., а возглавил его ближайший соратник Коськина – Игорь Сурин. До того как стать кожевенником, бывший самбист Сурин работал в структурах, обеспечивавших безопасность ФПК «Инвест». В августе 1999 г. Сурин был задержан в рамках расследования деятельности «дороховской» преступной группировки и заключен в изолятор. После признательных показаний в 2001 г. был отпущен под подписку о невыезде, а в июле 2006 г. получил условно срок 6 лет лишения свободы с испытательным сроком 4 года. Но уголовное дело не мешало Сурину руководить «Русской кожей», где он и сегодня является председателем совета директоров.

В 1997 году произошел еще один странный и трагичный эпизод, связанный с ФПК «Инвест». Александр Земсков, многолетний партнер Игоря Коськина, решил выйти из бизнеса и 15 мая 1997 года вместе с сестрой Тамарой Селянской официально потребовал выделить его долю в ФПК «Инвест». Это фактически разрушало сложившуюся структуру компании и могло привести к потере контроля над предприятиями. Между партнерами возник конфликт, и вскоре после своего заявления Земсков уехал из России в Испанию, где в августе 1998 года был застрелен. Уголовное дело так и не было раскрыто.

Игорь Коськин, оставшись единоличным собственником ФПК «Инвест», продолжил строить свою бизнес-империю. В частности, у него сложились деловые и даже дружеские отношения с известными олигархами Алексеем и Дмитрием Ананьевыми. Принадлежавший Ананьевым «Промсвязьбанк» и является (через кипрские офшоры Engolen, Biancoli, Galeritus и Mimoro) собственником Карачаровского механического завода.

По неформальной договоренности с Ананьевыми Коськин получил КМЗ в управление, назначив генеральным директором своего ставленника Сергея Заику. Однако в декабре 2017 года у Ананьевых возникли серьезные неприятности, сами они покинули страну, а «Промсвязьбанк» фактически был национализирован. Карачаровский механический завод временно оказался без «присмотра».

Любопытно, но именно в 2018 году на КМЗ стали происходить странные вещи. Руководство предприятия заключило ряд договоров, экономическая целесообразность которых вызывает большие сомнения. Например, около 232 млн рублей было переведено на счета ФПК «Инвест» за «управление деятельностью», еще 170 млн получило некое НП «Центр «Арт де Лекс» за «юридические консультации», притом что в штате КМЗ работает множество юристов, которые и решают в реальности все задачи. А некоторые контрагенты, с которыми КМЗ заключал различные договоры, и вовсе оказались несуществующими или ликвидированными.

В результате такого вывода средств предприятие неизбежно стало испытывать финансовые сложности. На этом фоне Игорь Коськин предложил заводу «помощь» в виде займов под залог принадлежащего заводу имущества – производственного оборудования. Что характерно, залогодержателем по данным договорам выступает даже не ФПК «Инвест», а лично Коськин как физическое лицо.

Согласитесь, красивая схема? Одолжить предприятию деньги, вывести их при помощи подконтрольного топ-менеджмента, а потом предъявить законные требования о возврате средств и забрать с завода ценное оборудование. Разумеется, на данный момент это всего лишь предположение – но весьма похожее на правду.

В январе 2018 года в продление новогодних каникул весь завод был отправлен в отпуск без содержания, рабочим были значительно урезаны авансы (по 3000-5000 рублей) и зарплаты, которых едва хватало на еду. В это же время топ-менеджмент завода выехал на неделю на лыжный форум, организованный ФПК «Инвест» в Сочи с оплатой за счет КМЗ. Такое поведение руководства, разумеется, получило на предприятии большой резонанс и вызвало волнения среди сотрудников. А в июне с завода было уволено около 90 сотрудников (почти каждый десятый), из них 48 высококвалифицированных специалистов. Причиной увольнения был назван спад производства, несмотря на то, что это период разгара лифтового сезона. Для сравнения, годом ранее в это же время рабочих привлекали к внеурочной работе за двойную оплату.

На заводе стали происходить и другие странности. Как следует из докладной записки одного из высокопоставленных сотрудников завода (есть в распоряжении редакции), в декабре 2018 года по личному распоряжению генерального директора Сергея Заики сотрудники информационных технологий скрытно, в ночное время скачали на флешки уникальное программное обеспечение систем управления лифтами. Как выяснилось позже, флешки были переданы представителям предприятия «Теплоприбор», которое входит в состав ФПК «Инвест» и поставляет как раз системы управления лифтами. Иными словами, вывезенное под покровом ночи с КМЗ программное обеспечение компания Коськина продает тому же КМЗ!

Узнав о произошедшем, сотрудник доложил информацию руководству завода. Реакция последнего была быстрой, но неожиданной – автор докладной записки был уволен. Сотрудники отдела систем управления лифтами, которые собственно и разрабатывали похищенное программное обеспечение и стали задавать неудобные вопросы, также были вынуждены написать заявления об уходе.

После этого сотрудники «Теплоприбора» вывезли в Рязань три стенда для испытания станций управления лифтами, а также, ссылаясь на распоряжение генерального директора, попытались получить технологии прошивки (кодирования) плат.

В результате такого управления финансовая ситуация на еще недавно прибыльном заводе стала критической. Убыток КМЗ по итогам 2018 финансового года составил более 93 млн рублей, что было озвучено на годовом собрании акционеров 27 июня 2019 года. В 2019 году ситуация стала еще хуже – выручка КМЗ за январь-июнь резко сократилась - с 3,5 до 2,3 млрд рублей, а убыток в первом полугодии составил почти 215 млн рублей (вместо прибыли 138 млн рублей в первом полугодии 2018 года).

1 августа 2019 года акционеры КМЗ направили членам совета директоров письма, в которых выразили обеспокоенность состоянием дел на предприятии и потребовали прекратить полномочия Сергея Заики в качестве генерального директора, назначив вместо него Александра Арутюняна, что и было сделано 6 августа.

Перед новым генеральным директором стояли вполне определенные задачи: изучение финансово-хозяйственной деятельности предприятия, исправление создавшейся ситуации в виде предбанкротного положения и сохранение трудового коллектива, а это около 1 000 человек! И, разумеется, решать эти задачи нужно было максимально оперативно. Однако ставленник Коськина, несмотря на прямое указание акционеров и решение совета директоров, свои полномочия не сложил. Более того, Сергей Заика стал пытаться всячески воспрепятствовать внесению в государственный реестр сведений о новом генеральном директоре, отказался передавать учредительные документы, печати и другие документы. А на самом заводе появились неизвестные лица, которые в агрессивной форме не дают попасть на завод новому директору и его представителям.

В результате ведущий российский завод по производству лифтов находится сейчас в руках группы лиц, не имеющих к нему никакого отношения. С завода выводятся денежные средства, «неугодные» сотрудники увольняются, а сам завод стремительно движется к банкротству. И по всей этой ситуации возникает логичный вопрос: неужели к нам снова возвращаются 1990-е годы, когда «авторитетные предприниматели» разрушали ключевые предприятия, чтобы скупить их затем за бесценок?

Особенно удручает, что в такой ситуации оказался именно Карачаровский механический завод. В нашей стране каждый четвертый лифт требует замены, а в СМИ с пугающей регулярностью появляются сообщения об инцидентах с лифтами. Так, в 2017 году в Челябинске лифт с шестью пассажирами, в том числе беременной женщиной, сорвался с троса и рухнул в шахту. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал. А вот пассажирке лифта в московском жилом комплексе «Алые паруса» годом ранее не повезло – у лифта отвалилось дно, женщина упала в шахту и разбилась. Как не повезло и 85-летней жительнице дома по Ярцевской улице в столице – буквально месяц назад пожилая москвичка умерла после того, как застряла с бригадой скорой помощи в лифте. К слову, этот лифт был произведен на Лобненском лифтростроительном заводе, который сейчас находится в процессе ликвидации, из-за чего у обслуживающей компании возникают проблемы с поиском и закупкой запасных частей. Ничего не напоминает?

И неужели должна произойти новая трагедия, чтобы власти обратили внимание на методы, которыми рязанский олигарх Игорь Коськин укрепляет свою империю?

AnaRender