Московский

Монитор
Пятница, 3 Апреля 2020 20:16

Электричество больше не товар

0
14 февраля 2020 г. 16:10
Александр Седунов
Электричество больше не товар

Когда-то Липецкий металлургический завод «Свободный Сокол» (ЛМЗ) был гордостью не только отдельно взятой области, но и всей отечественной металлургии.

Старинное предприятие, основанное еще в позапрошлом веке.

В 90-х завод постигла характерная для того времени судьба — приостановка работы и банкротство. Кое-как справились, сменили руководство, но десять лет спустя — новые финансовые трудности и смена собственников. Тогда-то здесь и появился Антон Бабуцидзе, вошедший в совет директоров и одновременно ставший генеральным директором компании.

К лучшему эти перемены не привели. У завода стремительно выросли долги, размер которых достиг уже миллиардов рублей. Долги самые разные, по всем направлениям, что многое говорит нам о качестве менеджмента, а может, и о его истинных целях: и по налогам (1,9 млрд), и по банкам (1,2 млрд), и по всевозможным контрагентам...

Закончилось всё тем, что в 2013 году ЛМЗ снова оказался в процессе банкротства. Контроль над активами посредством аренды имущества получила Липецкая трубная компания «Свободный сокол» (ЛТК), появившаяся в 2011 году в качестве генерального дистрибьютора завода и подконтрольная всё тому же Бабуцидзе. Сам он занимал в ней позицию управляющего директора, а генеральным был поставлен близкий друг и партнер Игорь Ефремов. В конце 2017 года всё имущество металлургического завода: недвижимость, оборудование, патенты, товарный знак, право аренды земельных участков и прочее — ЛТК единым лотом приобрела в собственность.

Стандартная мошенническая схема: когда на одну компанию заводят все долги и пассивы, затем ее банкротят, а все активы остаются на «чистеньком» новом юрлице. В общем, жизнь для Бабуцидзе и Ефремова складывалась более чем удачно. Однако приблизительно год назад липецкие силовики попытались наступить на горло этой лебединой песне, заведя в отношении обоих уголовное дело по заявлению Липецкой энергосбытовой компании (ЛЭСК).

С мая 2013 года по апрель 2015 года завод, как и положено, потреблял энергию. Вот только при этом не оплачивал ее поставки. Образовавшийся долг в 415,4 млн рублей энергетики пытались взыскать через арбитраж, но получили лишь меньшую часть задолженности: компания Бабуцидзе сослалась на истечение сроков исковой давности, и суд во взыскании остальной суммы отказал.

После этого ЛЭСК не оставалось ничего другого, как обратиться в Управление МВД по Липецкой области, что и было сделано в марте 2019 года. Тогда же возбудили дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере», санкция — до десяти лет лишения свободы. На «Свободном Соколе» прошли обыски, а в июне Бабуцидзе и Ефремову было предъявлено обвинение. В частности, 17-го числа Бабуцидзе задержали, и на следующий день следователь ходатайствовал перед судом о заключении его под стражу. Однако находящийся в ИВС подозреваемый прибегнул к классической уловке многих обвиняемых — резкому ухудшению здоровья. Заявили про гипертонический кризис, далее — госпитализация, и в результате суд помещает его под домашний арест, разрешая заниматься бизнесом. А в августе он уже выходит под залог, выплатив совершенно смешные для такого дела 3 млн рублей. Кстати, под аналогичную сумму Ефремов вышел еще в июне.

И, может быть, липецким следователям удалось бы довести свое расследование до конца, если б в дело не вмешались высшие силы, о мотивации которых мы можем только догадываться. Дело взяла для служебной проверки Генеральная прокуратура, и по результатам проверки 30 декабря 2019 года тогдашний Генеральный прокурор Юрий Чайка вынес предупреждение прокурору Липецкой области Константину Кожевникову о неполном служебном соответствии из-за «отсутствия должного контроля за работой подчиненных». Отметим, что данное дисциплинарное взыскание, по сути, является последней мерой наказания перед увольнением.

Формальная причина такой позиции Генеральной прокуратуры — якобы уголовное дело было возбуждено «без достаточных оснований», и Кожевников не обеспечил «надлежащее состояние законности в сфере защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а также «не принял мер реагирования в связи с необоснованным вмешательством правоохранительных органов в хозяйственные споры между коммерческими структурами» в рамках уголовного дела руководства ЛТК «Свободный сокол». А первый заместитель тогда еще генерального прокурора Александр Буксман поставил Следственному департаменту МВД России задачу устранить «нарушения законодательства».

Как итог, 21 января 2020 года Управление МВД России по Липецкой области отменило постановление о привлечении Бабуцидзе и Ефремова в качестве обвиняемых. Оказывается, решение об их привлечении в таком статусе было «необоснованным», поскольку «несанкционированное потребление электроэнергии не образует состава имущественного преступления». «Предметом хищения не может быть электрическая энергия, не являющаяся объектом права собственности, то есть имуществом. Следствием установлено, что ЛЭСК был причинен имущественный ущерб в результате действий руководства ЛТК, однако в исследуемых обстоятельствах отсутствует обязательный признак объективной стороны — безвозмездное изъятие чужого имущества. Также не установлен основной элемент субъективной стороны — корыстный умысел».

Тут даже юридически не искушенному лицу несложно сделать вывод о серьезнейших правовых ошибках. Разве возможно, чтобы некое лицо несанкционированно и безвозмездно (!) потребляло электроэнергию, а состава преступления не было? А что же в таком случае преступление и корыстный умысел?

Что характерно, теперь топ-менеджеры Бабуцидзе и Ефремов проходят по делу как свидетели. Но если нет состава преступления, то почему же, господа хорошие, вы обвинение сняли, а само дело не закрыли? Или всё-таки факт преступления налицо, просто есть желание вывести из-под удара конкретно руководство компании и найти «стрелочника» или, еще проще, зафиксировать преступление, совершенное «неустановленными лицами»? Благо, что именно с такой формулировкой в сентябре 2019 года на свет божий появилось еще одно уголовное дело, связанное со «Свободным Соколом» — об особо крупном мошенничестве по факту хищения неустановленными лицами из числа сотрудников и руководителей «Свободного сокола» 1,65 млрд рублей, выделенных в 2009 году Сбербанком в рамках кредитной линии на 3,3 млрд рублей.

Но мы вернемся к вышеозвученной формулировке от МВД: «предметом хищения не может быть электрическая энергия, не являющаяся объектом права собственности, то есть имуществом». Это заявление вполне заслуживает того, чтобы быть включенным в сборник юридических анекдотов. Разве могли правоохранители не знать, что, согласно Гражданскому кодексу и Закону «Об электроэнергетике», электроэнергия является товаром, а договор энергоснабжения — разновидностью договора купли-продажи, заключаемого по поводу вещей и иного имущества? Да, в теории гражданского права можно найти разные точки зрения: является ли энергия (особой) вещью или же относится к категории «иного имущества». Но это имущество!

Если уж и была необходимость у прокуратуры «применять меры реагирования», то лишь для того, чтобы это дело переквалифицировать на ст. 165 Уголовного кодекса «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием», по которой, как правило, и рассматривают дела, связанные с хищением электричества. Однако Генеральная прокуратура посчитала иначе. Чем она руководствовалась, можем только догадываться. А еще – надеяться, что новое руководство Генпрокуратуры сможет пересмотреть свои ранее принятые решения и позволит довести следствие в отношении Бабуцидзе и Ефремова до логического конца.

AnaRender