Московский

Монитор
Пятница, 6 Декабря 2019 18:46

Тонкий инструментарий в толстых пачках

0
21 ноября 2019 г. 12:45
Александр Седунов
Тонкий инструментарий в толстых пачках

За деньги «Роснефти», полученные от советника главы компании, маститые политтехнологи не считают зазорным «отмазывать» брата своего меньшего, пойманного за руку при распространении лживой информации. Мастера жанра делают это легко и непринужденно, даже не вникая в тему

«В моей молодости одним из главных правил PR было - никогда не судиться со СМИ, ибо себе дороже. Теперь не так», - с сожалением пишет у себя в уютном FB ветеран PR-рынка Максим Мейер. Запись из серии «я читал и плакал». Это советник министра экономического развития РФ Мейер о решении Арбитражного суда Москвы по иску «Транснефти» к редакции «Независимой газеты» и ее автору Олегу Бондаренко. Судили за публикацию «Будем компаундировать» о «грязной» нефти в «Дружбе». Решение суда - 1 млн 500 тыс. руб. в возмещение репутационного вреда, плюс публикация опровержения.

Как видим, Мейер, паразитирующий на пропаганде при всех режимах, которые застал в зрелом возрасте, вообще ни словом не обмолвился о содержании засуженной публикации. Возможно, он ее вообще не читал и не в курсе, что ответчики написали и опубликовали неправду. «Мне лично кажется, что автор и газета не предприняли всех возможных усилий, чтобы не попадать напрямую под сообщение сведений, несоответствующих действительности и порочащих деловую репутацию", - витиевато формулирует Мейер мысль о том, что Бондаренко и Ремчуков и не старались дать объективные материал о проблеме. А как иначе, ведь "все усилия" - это всего лишь написать то, что соответствует действительности. 

Но самый писк заключен в других словах Мейера все в той же записи. «Изменилось само представление бизнеса о репутации. Теперь бизнес, особенно крупный, как бы перестал нуждаться в тонких инструментах», - снисходительно пишет изысканный PR-виртуоз. Смеялись, как говорится, всем офисом. Дело в том, что запись этого любителя изысканных решений появилась в результате следующего «изящного» маневра.

В РАСО пришел советник главы «Роснефти» Сечина Андрей Безруков, посулил денег и договоров ему и еще одному любителю «тонких решений» Евгению Минченко и заказал им кампанию по защите, ни много, ни мало, свободы слова, которая оказалась попранной судебным решением против Бондаренко и «Независимой». Наконец-то пришел человек, не чуждый тонких инструментов», - очевидно, воскликнули Мейер и Минченко, рассовывая купюры по карман. И пошли «впрягаться» за свободу слова, один – к себе в Facebook, другой по ресурсам с посещаемостью еще ниже.

Вот так, потратив около полумиллиона долларов на годовое «информобслуживание» в одной только «Независимой газете» и карманную мелочь на недалекого «эксперта» Олега Бондаренко, эффективные менеджеры «Роснефти» вынуждены тушить пожар новыми бюджетами в защиту «свободы слова». Будет ли прок от такой инвестиции? Пока это все напоминает попытку для привлечения клиентов устроить дискуссию о первой любви в переставшем приносить доход публичном доме.

Стоит напомнить, что г-н Мейер в начале нулевых годов руководил управлением внутренней политики в Администрации президента. И как теперь любит доверительно рассказывать, пострадал из-за разногласий с Сурковым. На самом деле в сферу его должностных обязанностей наряду с другими входила религиозная проблематика, которую он пытался реализовать как получение   денег от РПЦ. Правда, неудачно, после чего в интервью «Независимой газете» (бывают же в жизни совпадения!) вышла публикация где, были приведены такие слова Мейера об отношении власти к Церкви: "наше руководство считает руководство РПЦ нечестным и не доверяет ему". В результате и денег не получил, и вылетел из кремлевского кабинета в течение суток.

Другой мастер «тонких инструментов» Евгений Минченко начинал свою PR-карьеру уличным строителем, нанимал спортсменов для «охраны» торговцев в ларьках – «строил крыши». Один из его деловых партнеров – это «тренер по сексу» Алекс Лесли, получивший известность после «Рыбка-гейта». Речь о политическом скандале c обнародованием факта неформальных отношений между Олегом Дерипаской и правительственным чиновником Сергеем Приходько с этой субтильной дамой с передними зубами грызуна - Настей Рыбкой - сотрудницей эскорт-агентства Алекса Лесли.

На нее Дерипаску с Приходько навел именно Минченко. Но он уверен (по сию пору), что «овцу» надо использовать комплексно – и шерсть, и молоко, и мясо… Поэтому он привлек Рыбку в акцию против Алексея Навального, чем только разворошил осиное гнездо сторонников оппозиционного политика, набросившихся на фигуры исполнителей. В результате такого тонкого пиара и вскрылись скандальные связи.

В общем, эти двое – Мейер и Минченко, как и вся верхушка РАСО, пытаясь выдавать себя за ветеранов пиара на самом деле являются слитыми из реального процесса бывшими распиловщиками бюджетов (на их же жаргоне «скисшие сливки»). Почему к ним обратился Безруков? Очевидно в своей многолетней командировке в США, изучая изнутри теоретиков русофобии, он чисто по «мюнхенскому синдрому» успел проникнуться идеей Бжезинского об управлении большей частью малонаселенной России крупными корпорациями, делящими страну на зоны влияния и заменяющими госуправление. Мейер ему с удовольствием подыгрывает, предлагая заменить свободу слова и независимый суд денежными разборками пиар-инвалидов. Можно нефтесоветнику напомнить старую поговорку американских сутенеров, что для улучшения работы публичного дома надо не мебель, а барышень менять.

AnaRender