Московский

Монитор
Пятница, 3 Апреля 2020 19:05

«У нас падают потолки и гниют трубы»

0
26 февраля 2020 г. 21:2
Александр Седунов
«У нас падают потолки и гниют трубы»

Москвичам из Можайского района мешают переселиться в новые квартиры провокаторы из оппозиционных СМИ.

Жители домов, попавших в программу реновации в Можайском районе Москвы, жалуются на гниющие трубы и падающие потолки. Они готовы переселиться в новые квартиры, однако против этого выступают оппозиционные СМИ, которым тема реновации не дает покоя, как и любая другая инициатива московских властей.

Манипуляции с подписями – скандал, на котором погорела несистемная оппозиция летом 2019 года. Напомним, что кандидаты в депутаты Мосгордумы Любовь Соболь и Дмитрий Гудков были уличены в подделке подписных листов и не допущены к выборам по решению ЦИК России. Через полгода тема мошенничества с подписными листами опять выходит на первый план. Однако теперь оппозиционные СМИ обвиняют в махинациях московские власти и пытается поссорить их с горожанами на почве реновации.

В сети обсуждается очередной вброс якобы про целую «фабрику поддельных подписей» в Можайском районе. Поводом стали общественные слушания по проекту застройки в рамках программы реновации. Пользуясь тем, что процедура сбора подписей не регламентирована ни в одном официальном документе, авторы публикации на основании рассказов жильцов делают не только сомнительные выводы, но и выдвигают бездоказательные обвинения. 

Пафос обличителей строится на том, что после проведения общественных слушаний по вопросу новой застройки в Окружную градостроительную комиссию ЗАО Москвы были предоставлены списки с положительными отзывами уже умерших людей. Ответственной за это авторы публикации назначили местную активистку - Наталью Краснослободцеву, окрестив ее «собирательницей мертвых душ» из «Единой России». Отметим, что партийную принадлежность женщины они установили по аккаунтам в соцсетях и единственной публикации на сайте московского отделения партии. С самой Краснослободцевой авторы не общались, сославшись на ее отказ. 

Жильцы дома №8 по улице Толбухина разделились на два лагеря - на тех, кто «за» и «против» реновации. При этом ответственного за сбор подписей они назначили самостоятельно, поскольку в Градостроительном Кодексе Москвы эта процедура никак не регламентируется, и управа не имеет к ней никакого отношения. Тем не менее, авторы публикации путем натяжек выставили ситуацию таким образом, будто бы городские власти с нарушением закона собирают подписи жильцов за проект реновации. В качестве «доказательства» они упоминают, что Краснослободцева недавно устроилась на работу в управу Можайского района. Более того, авторы косвенно обвиняют активистку в подделке даже собственной подписи, хотя установить этот факт может только графологическая экспертиза, заключения которой в тексте, разумеется, нет. Зато известно, что авторы публикации целенаправленно отрабатывали тему именно по дому №8, поскольку связь Краснолободцевой с «Единой Россией» позволяла выставить ситуацию в выгодном для них свете.

Между тем, управа Можайского района организовала процедуру общественных слушаний безупречно с точки зрения муниципального права. Недельная экспозиция (по будням и выходным) и публичные слушания в три раунда были организованы как днем, так и вечером. Именно там жильцы, указав паспортные данные, могли оставить замечания к проекту застройки территории.

Листы, скан которых гуляет по оппозиционным медиа, были досланы инициативными группами граждан непосредственно в Окружную градостроительную комиссию уже после общественных слушаний. В этих листах уже нет никаких паспортных данных и порой вообще все перевернуто с ног на голову - здесь-то и нашлись «мертвые души».

Это легко объясняется тем, что общественники, собирающие подписи, буквально ходят по квартирам, а нередко и отлавливают жильцов у подъездов домов. Релевантного списка жильцов у них нет, как нет его и в управе. Поэтому они вынуждены верить всем, кто соглашается открыть дверь. Фамилии вносятся в список под честное слово.

Опрошенные авторами нашумевшей публикации граждане, выступившие против реновации, утверждают, что не знают своих соседей, подписавшихся «за». Далее следует вывод: раз не знаем, значит их и нет, значит это приписки, сделанные активисткой «Единой России» по указке управы. Подобная «логика» выглядит абсурдно, особенно когда современные горожане не только не знают фамилии соседей по подъезду, но и вряд ли помнят друг друга в лицо. 

Происхождение «мертвых душ» также объясняется тем, что единственный список, который мог быть на руках у активистов - это список ответственных квартиросъемщиков. Такой список есть либо в управляющей компании, либо у руководства ТСЖ, если оно в этом доме создано. Списки плательщиков «коммуналки», как известно, не обновляются годами. И зачастую виноваты в этом сами жильцы. Многие не сообщают о смерти родных, когда речь идет о пенсионерах или других группах граждан, на которых распространяются льготы.

Добавим, что, по словам Елены Гайдуковой, проживающей на соседней с Толбухина улице Говорова, жители ее дома (№ 14/2) с нетерпением ждут возможности переселиться в новые квартиры.

«Моему дому 84 года, и я знаю жителей всех десяти, таких же старых, домов по улице Говорова, включенных в программу реновации. У нас падают потолки, гниют трубы, здания буквально вросли в землю, поскольку построены без фундамента. Мы все выступаем за реновацию. Против, возможно, кто-то из жителей одной относительно новой двенадцатиэтажки с хорошим двориком. Я им так и сказала на слушаниях: давайте поменяемся квартирами! Но в ответ – тишина. Хотя, думаю, это вообще могли быть какие-то сторонние люди: против реновации на нашей улице могут выступать только приезжие возмутители спокойствия», - сказала Гайдукова.

При более подробном рассмотрении вопроса очевидно, что публикация о «конвейере фальсификаций» - очередная попытка оппозиционных СМИ раздуть скандал вокруг темы реновации. Как обычно, в тексте нет ни реально подтвержденных действующих лиц, кроме Натальи Краснослободцевой, ни строгой доказательной базы, а «тонкие полунамеки» строятся на домыслах и предположениях.

AnaRender