МОСКОВСКИЙ МОНИТОР
Пятница, 17 Ноября 2017 20:12
Экономика

«Фарма»: бизнес на крови

0
6 марта 2017 г. 12:32
Дмитрий Стрекалов
«Фарма»: бизнес на крови

Иностранные компании всё сильнее проникают на российский рынок. Их методы вызывают массу вопросов у специалистов. И государство не может их контролировать

Транснациональные корпорации, сотни тысяч сотрудников, офисы и производства на всех континентах. Приходя в новый для себя регион, страну, город, они устанавливают свои правила, используют глобальные ресурсы для давления. Часть из них на слуху, но большинство компаний предпочитает работать в тени, без широкого освещения своей деятельности и без публикаций в ведущих СМИ.

Фармацевтические корпорации – отличный пример таких «скрытных» компаний. Когда вы последний раз читали новости о том, как в России ведут свою деятельность, к примеру, швейцарский «Novartis», американский «Merck Sharp & Dohme», английский «Glaxo Smith Kline»? А ведь у них многомиллионные бюджеты на работу с общественным мнением.

Производство лекарств – важнейшая отрасль, от успехов которой зависит будущее страны, благополучие её жителей, здоровье детей. Российская фармацевтика, к сожалению, не выдерживает конкуренции с западной. Лекарства – патентованный товар, требующий значительных вложений в науку и образование. Наша фармацевтическая школа фактически утеряна в 1990-х и восстанавливается медленнее, чем хотелось бы.

Компания, которая изобретает тот или иной препарат, обладает эксклюзивным правом на его производство, пока действует патент. И самостоятельно устанавливает на него цены. По оценкам экспертов Минздрава стоимость разработки и вывода на рынок принципиально нового лекарственного средства составляет порядка 15 млрд. долларов США. Многие годы о прибыльности и речи не идёт – сначала компания отбивает эту стоимость. При цене упаковки лекарства в аптеке в 500 рублей, к примеру, компания должна произвести и продать почти 2 миллиарда упаковок.

Объёмы денег и препаратов, которые вращаются на международном фармацевтическом рынке, поражают воображение. И для того, чтобы в глобальном масштабе продавать свои препараты в гарантированных объёмах, а в идеале сократить срок окупаемости и увеличить продажи, компании часто идут на разные ухищрения.

Так, например, входящая в мировой топ-3 швейцарская компания «Roche» в России заключила партнёрское соглашение с российской «Р-Фарм». Руководитель «Р-Фарма» Алексей Репик считается специалистом по лоббированию интересов западных фармацевтов. С его лёгкой руки нужные препараты попадают в государственные закупки, а это – гарантированный рынок и доход. «Merck Sharp & Dohme» пошла другим путём – образование. Представители компании проводят курсы повышения квалификации для врачей, на которых учат, как работать с фирменными препаратами.

Существует и практика прямого «вознаграждения» врачей за рекомендации пациентам – что и как принимать. Отметим, что речь идёт об уникальных лекарствах, от конкретных тяжелых заболеваний. Об отчаявшихся людях, которые готовы отдать последние деньги за надежду.

Такие выплаты обычно маскируются под гонорары за выступления на различных конференциях, оплату проживания и другие сопутствующие расходы. Это происходит давно и по всему миру. По информации газеты «Ведомости», тот же «Merck Sharp & Dohme» за 2015 год потратил на врачей 647,7 миллиона рублей. В среднем один российский врач (из тех, кто участвовал в программе) получил от  компании 44 тысячи рублей. Некоторые получили больше: Виталий Гусаров, заведующего отделением анестезиологии и реаниматологии ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н. И. Пирогова», получил 665 тысяч рублей за «консультации». Упоминавшийся «Glaxo Smith Kline» в том же году потратил на врачей 619 миллионов рублей. Около 22 миллионов распределились между 331 врачом, примерно 15 миллионов досталось 37 организациям. Авторитетный PR-портал «Sostav.ru» напрямую называет эти средства «подкупом».

Фармацевтический бизнес – мир капиталистов, которые, как писали марксисты, удавятся за процент прибыли. И иногда они идут на большее, чем выплаты врачам или лоббирование госзакупок.

Самые большие деньги в отрасли традиционно делаются на тяжелых или даже неизлечимых заболеваниях. ВИЧ, разные формы рака, гепатита и другие страшные болезни, ставшие чумой XX века, позволяют транснациональным корпорациям получать сумасшедшие деньги. Одна упаковка эффективного препарата «Beyodym», который используется для борьбы с онкологическими заболеваниями, стоит больше 300 тысяч рублей. Вводить препарат нужно раз в несколько недель. У многих ли пациентов хватит денег на курс терапии, занимающий около года? И почему швейцарская социально-ответственная компания «Roche» не снижает на него цену?

А ведь ещё есть версия о том, что лечить искусственно созданное и поддерживаемое заболевание – вполне в духе жестокого мира чистогана и корпоративного бизнеса. Сотрудник ФГБНУ ЦНИИВИС им. Мечникова на условиях анонимности подтвердил, что некоторые слухи об искусственности заболеваний – не просто слухи, и даже не теории заговора, а, как говорят американцы, «просто бизнес». «Правительство США начало разработки нового вируса как оружия ещё в 1969 году. Позже он получил название ВИЧ. На это были выделены несколько десятков миллионов долларов. Работа идёт по сей день, как мы видим, испытания весьма успешны. Заболеваемость растёт, в России уже объявлена эпидемия. А американские фармацевтические компании, «Turing», «Merck» и другие  очень кстати ведут разработки инновационных и дорогостоящих лекарств», отмечает собеседник.

Не всё очевидно и с другими заболеваниями. Как объяснить возрастающее количество инфицирования гепатитом, в том числе гепатитом С? «Вирус гепатита С изначально передался человеку от летучих мышей, но вот его распространение вполне можно связать с антропогенными причинами. Основная причина заражения – инструменты и иглы, а наиболее опасным фактором передачи являются кровь и физиологические жидкости. Наркоманы, посетители дешевых тату-салонов и парикмахерских, любители пирсинга – находятся в зоне повышенного риска. Но как объяснить заболевание у людей, которые не прокалывали уши, не посещали стоматолога и не вступали в половые акты? До трети всех заражений происходит без внятной причины», отмечает Наталия Ведерникова, сотрудник московского центра по лечению хронических гепатитов при ГБУЗ «ИКБ №1». Возможно ли, что инфицирование происходит иным путём?

В 2012 году в США случился скандал – оказалось, что в одном из ресторанов сети «McDonalds» работал человек, инфицированный гепатитом. Медицинские власти отреагировали оперативно – провели вакцинацию всех посетителей, которые могли контактировать с зараженной пищей. Но позже были выявлены и другие случаи. Этот факт навёл исследователей на мысль о том, что крупные сети быстрого питания могут быть использованы для распространения вируса, когда лекарство от него будет найдено. В конце 2016 года в итоговую фазу клинических испытаний вошли сразу два препарата американских компаний «AbbVie»и «Gilead». Их регистрация, а, значит, и начало продаж, ожидаются уже в этом году. Стоит ли напоминать, насколько небрежны могут быть наши регулирующие органы при проверках учреждений питания?

Почему информация обо всём этом не публикуется, не обсуждается и не стоит на особом контроле у российских властей? Почему мы узнали про средства на «компенсации» врачам только компании сами решили вдруг стать прозрачными и раскрыть отчётность? И чего мы ещё не знаем? Информация из фармацевтической отрасли просачивается в большой мир дозированно, через фильтры пиар агентств. Они выступают информационным щитом, отводящим внимание прессы от различных неудобных новостей.

Скандалы и неудобные ситуации замалчиваются, победы – тиражируются. Агентство КРОС работает как с отдельными компаниями – американской «AbbVie», бельгийской «UCB», так и с международной ассоциацией AIPM. «Михайлов и Партнёры» отстаивают интересы «Glaxo Smith Kline», американских «Pfizer» и «Bristol-MyersSquibb». «РИМ Портер Новели» сотрудничает с немецким «Bayer». Агентство АГТ поддерживает французскую «Sanofi».

Итоги их работы создают странную картину. Иностранным фармацевтическим компаниям создаётся образ святых, предпринимателей с высокой ответственностью перед обществом и пациентами. Никто уже не вспоминает длительное сотрудничество немецкой «Boehringer Ingelheim» c нацистами, в том числе их антигуманные эксперименты над людьми в годы Второй Мировой. Или десятки тысяч случаев, когда люди становились инвалидами из-за побочных эффектов препаратов.

Немногочисленные отечественные фармацевты, не вкладываясь в пиар, выглядят как неандертальцы, без собственных разработок и инноваций, прорывных лекарств и государственной поддержки. Учитывая стратегическую важность этой отрасли, Минздраву и Росздравнадзору пора обратить внимание на деятельность иностранных фармкомпаний, пока ещё не совсем поздно.

Loading...

.

Loading...
Подробно
Взгляд в историю: успешные экономики СССР и Германии
Крупным планом

Сегодня многие национально ориентированные эксперты приводят в пример модели двухконтурного финансирования экономики, практиковавшиеся в первой половине 20-го века в СССР и Германии. Они на практике в сжатые сроки вытягивали свои страны из кризиса, и успешно боролись с коррупцией.  

Далее
Челябинский губернатор услышал противников строительства Томинского ГОК

Вчера губернатор Дубровский сел за круглый стол с лидерами движения «Стоп ГОК», выступающего против строительства под Челябинском горно-обогатительного комбината. Также на встрече присутствовали представители «Русской медной компании», которой принадлежит этот проект. Напомним, началу переговорного процесса предшествовал ночной звонок Путина…

Далее
Офшоры на бурении

В средствах массовой информации не так давно прозвучало имя Замира Абдуллаева. Стало известно, что две, принадлежащие ему компании, в ближайшее время станут банкротами. Речь идет о двух ООО: «БК ПНГ» и «СК ПНГ».

Далее
С привкусом картеля: «фронтовики» Путина раскрыли продуктовый сговор на ₽3,42 млрд.

Борцы с коррупцией из «Общероссийского народного фронта» выявили в трех регионах – Краснодарском и Ставропольском краях, а также Республика Адыгея – признаки картельных сговоров более чем на 3,4 миллиарда рублей (речь идет о поставках продуктов в муниципальные и государственные учреждения). Собранная «фронтовиками» информация будет направлена в антимонопольную службу.    

Далее