Московский

Монитор
Вторник, 12 Ноября 2019 22:42
Культура
Крупным планом

Сергей Плотников: «Церковная цензура заменяет личности иконами»

0
18 апреля 2017 г. 14:7
Андрей Апалин
Сергей Плотников: «Церковная цензура заменяет личности иконами»

Еще не вышедший на киноэкраны фильм Алексея Учителя «Матильда» вызвал у главы думской Комиссии по контролю за доходами и расходами депутатов Натальи Поклонской исключительно бурную реакцию. 

Не дожидаясь кинопремьеры, на основании только прочтенного сценария и рекламных трейлеров, Поклонская обратилась в Генпрокуратуру РФ с требованием проверить картину на предмет оскорбляющих чувства верующих сцен.

И ведь как в воду глядела – есть такие сцены в фильме, что подтверждается официальным ответом по результатам комплексной экспертизы. Точнее, целый образ главного героя – последнего российского императора Николая II. Ныне канонизированного святого, а в когда-то – наследника престола Ники, крутившего страстный роман с балериной Матильдой Кшесинской, что, собственно, и стало сюжетом фильма.

Именно этот «ложный образ Николая II как неадекватного и нравственно растленного человека» и вызвал сомнения Поклонской. Она постаралась максимально доходчиво донести эти сомнения до коллег: «манипулятивные приемы подмены фактов мнением», «наклеивание ярлыков», «совмещение религиозного с вульгарно-сексуальным» и, как итог, «недопустимость публичной демонстрации фильма в связи с высокой степенью провокативности и уничижения».

Если Поклонская не добьется запрета, то картина выйдет на широкий экран в октябре этого года. Предполагается даже выпуск фильма в зарубежный прокат, правда, где, пока не известно. Кстати, на роли в своем фильме Учитель пригласил таких звезд отечественного кино, как Ингеборга Дапкунайте, Евгений Миронов, Сергей Гармаш, Данила Козловский. Главные роли сыграли Ларс Айдингер и Михалина Ольшанска.

На эту тему корреспонденту «Мосмонитора» интервью дал журналист и обозреватель, генеральный директор медиа-холдинга «НЬЮС ПУЛ» Сергей Плотников.

- Фигура Николая Второго очень неоднозначна, а Поклонская своим неуемным рвением пресекает все попытки исторической дискуссии относительно последнего императора Российской Империи. Насколько продуктивен такой подход?

- На мой взгляд, вместо контроля над расходами и доходами депутатов Наталья Поклонская чересчур увлеклась цензурой, причем даже не светской, а церковной.

На мой взгляд, нужно провести и четко соблюдать границу между Николаем Вторым как российским самодержцем, человеком, и мучеником, канонизированным РПЦ. Это совершенно разные аспекты личности, и деятельности последнего царя.

Что касается «мирского» аспекта, людям интересен Николай Второй не просто как политический деятель, император, правление которого ознаменовалось чередой грозных событий, но и как частное лицо, со своей весьма насыщенной личной жизнью. А Наталье Поклонской, наверное, хочется увидеть вместо мелодраматической истории любви и долга агиографический «глянец» - житие святого. А о святом, понятно – или хорошо, или ничего. Как будто бы и не было того исторического периода: революций, войн, технологического подъема в России в начале ХХ века, юридической и аграрной реформ – чему свидетелем, инициатором, а порой виновником был Николай Второй.

Ведь это было интереснейшее время, когда уходила в прошлое целая эпоха, когда рождалось новое общество, новая Россия – какая именно, мы до сих пор пытаемся понять. И не менее интересны отдельные судьбы людей той эпохи – как великих политических и общественных деятелей, так и рядовых участников событий. Тогда, как и сейчас, жили не только герои и праведники, имели место и крепкие семьи, и бурные романы, и супружеские измены. Царь в этом смысле совсем не был исключением.

Вспомним, что в православной традиции немало есть канонизированных святых, чей жизненный путь был далек от идеала. Возьмем, к примеру, Николая Мирликийского, больше известного как Николай Чудотворец - он, кстати, канонизирован как святой только в православии, католическая церковь его деканонизировала. Так вот, при жизни он был сборщиком податей, который, при отсутствии у налогоплательщика наличных, не брезговал взять «натурой» - ребенком, которого в дальнейшем продавали в рабство. Следы этой ипостаси Св. Николая еще в 19 веке сохранялись в образе рождественского Санта Клауса, который не только дарил подарки хорошим детишкам, но и утаскивал с собой в кандалах детишек плохих.

А если переместиться в более близкое историческое прошлое, каких мы увидим там святых? Княгиню Ольгу, князя Владимира, Александра Невского – те еще были «смиренники», воители, с огнем и мечом проходившие по Руси, и сопредельным землям. Тот же князь Александр, например, не только победил псов-рыцарей, но и сумел услужить золотоордынцам. Но это не помешало канонизации этих героев русского раннего Средневековья, а канонизация не помешала нам изучать историю.

Теперь: чем так уж отличается от них Николай Второй? Да, смерть он принял мученическую, за что и удостоен венца мученика. Но до этого он жил, принимал решения житейского и государственного масштаба, в тяжелую для России эпоху. Почему все это время не может быть предметом изучения средствами искусства? В частности – кинематографа?

- Если следовать логике Поклонской, то историки теперь должны будут либо писать «житие» Николая, либо вообще не обращаться к этому периоду истории России, чтобы не попасть под «статью»? То же самое касается культуры.

- Выступление Поклонской – чистейший политический перфоманс. Канонизация – это не способ вывести политического или иного деятеля из-под удара критики. Если, к примеру, завтра РПЦ канонизирует Бориса Ельцина, это что, отменит то, как он дирижировал оркестром и заставлял «друга Билла» корчиться от смеха? Разве отменит то, как он под прицелом камер мочился на шасси самолета? Отнюдь, как говорится.

Мне почему-то кажется – кроме чувств Натальи Поклонской, этот фильм ничьих больше чувств не оскорбляет. Не исключаю, что единственное, чего она хочет добиться – это вложить власти в руку новый инструмент цензуры – церковный. И церковная цензура будет «гвоздить» не в пример сильнее, чем светская. Та просто вымарывает из произведений искусства отдельные неугодные ей места, а церковная – вымарывает не только произведения искусства целиком, но и целые исторические личности, заменяя их иконами.

РАНЕЕ В РУБРИКЕ: "Новая корейская война вряд ли входит в планы Дональда Трампа"

Подробно
Загадка битвы бронзового века

Самое древнее поле битвы в Европе обнаружили археологи в Северной Германии. Масштабное сражение произошло здесь более трех тысяч лет назад.

Далее
Не джазом единым
Крупным планом

На экранах фильм «Француз» режиссера Андрея Смирнова 

Андрей Смирнов за свою долгую жизнь (род. в 1941 г.) снял не так много фильмов, но каждый из них – яркое событие. Фильм про ветеранов «Белорусский вокзал» (1970 г.), где звучит известная песня Окуджавы «Нам нужна одна победа», надрывная мелодрама «Осень» (1974 г.), любопытный, но малоизвестный фильм об архитекторах «Верой и правдой» (1980 г.), а затем, после долгого перерыва, фильм о крестьянстве в послереволюционную эпоху «Жила-была одна баба» (2011) и вот, наконец, «Француз», показывающий нашу страну в начале хрущевской оттепели

Далее
Преступные герои Карлова моста
Крупным планом

В Праге развивается прямо-таки сериальная история. Два юных вандала из Германии изрисовали спреем одну из опор Карлова моста. Поскольку делали они это на глазах у прохожих, вандалов быстро изловили, дали им условные сроки за порчу памятника архитектуры и выдворили из страны.

Далее
Кровавый бог самолетов
Крупным планом

Статья шведского социолога Виктора Хельге Смугфлюгсона «Авиация: кровавый культ», опубликованная в летнем выпуске International New Ethic Bulletin, ещё не переведена на русский, но мы спешим ознакомить читателя с её основными положениями: резонанс, произведённый ею в СМИ и соцсетях, показывает, что она выражает тренды в развитии мировой общественной мысли.

Далее

AnaRender